blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Коронавирус и Вячеслав Мархаев: в Бурятии отмечают год с начала сентябрьских митингов (15/09/2020)

15.09.2020


 Ровно год прошел с того дня, как маленькая Бурятия отметилась нешуточными политическими волнениями, известия о которых разнеслись по всему миру. Со всех континентов земляки звонили на родину с одним вопросом: «Что у вас там происходит?» и отказывались верить, что проигравший кандидат в мэры Вячеслав Мархаев будто бы вывел сотни людей на улицу, где в любой момент могла пролиться кровь.

Невозможно было поверить, что бывший командир бурятского ОМОНа и сенатор с зарплатой в 500 тысяч рублей под ручку с каким-то якутским шаманом решил примерить на себя рубашку Навального и пуститься во все тяжкие. Примечательно, что в толпе, собравшейся на площади Советов буквально на следующий день после выборов, не было коммунистов, красных флагов и каких-либо четких требований. 9-10 сентября под лозунгами «Мархаев — наш мэр» протестующие устроили открытое противостояние с полицейскими, а 17 сентября — санкционированный митинг, где оппоненты (Вячеслав Мархаев и глава Бурятии Алексей Цыденов) впервые за долгое время встретились лицом к лицу. Пусть эту очную ставку каждая сторона в дальнейшем приписала на свой счет, нет сомнений, что весь следующий 2020 год мы прожили под знаком именно этих событий.

Примечательно, что в толпе, собравшейся на площади Советов буквально на следующий день после выборов, не было коммунистов, красных флагов и каких-либо четких требований. 9-10 сентября под лозунгами «Мархаев — наш мэр» протестующие устроили открытое противостояние с полицейскими, а 17 сентября — санкционированный митинг, где оппоненты (Вячеслав Мархаев и глава Бурятии Алексей Цыденов) впервые за долгое время встретились лицом к лицу. Пусть эту очную ставку каждая сторона в дальнейшем приписала на свой счет, нет сомнений, что весь следующий 2020 год мы прожили под знаком именно этих событий.

Хурал как поле битвы

Что мог бы сказать ровно год назад Алексей Цыденов своему политическому противнику в парке «Юбилейный», не будь перед ними многотысячной толпы? А то, что не выполнять договоренности, по меньшей мере, некрасиво. Если бы Алексей Самбуевич был знаком с первым президентом Бурятии Леонидом Потаповым, живущим в нескольких сотнях метров от площади Советов, и лично от него узнал некие подробности взаимоотношений последнего с лидером бурятских коммунистов, возможно, нынешний глава вообще бы ни о чем не стал договариваться с Мархаевым.

О том, что такие договоренности были, свидетельствуют последние выборы в Народный Хурал, по итогам которых коммунисты увеличили число мандатов с 9 до 13. Пусть депутаты-одномандатники Иннокентий Вахрамеев и Екатерина Цыренова сразу после выборов скоропостижно покинули коммунистические ряды, оставшиеся одиннадцать стали приличной занозой в работе республиканского парламента. Достаточно сказать, что все кадровые скандалы, прошедшие через парламент, как, например, назначение председателем комитета Народного Хурала по экономической политике, природопользованию и экологии Анатолия Кушнарева, вопреки решению фракции «Единая Россия», без участия коммунистов не состоялось бы.

А вот переизбрание два года назад Виктора Малышенко с поста зампредседателя комитета Народного Хурала по госустройству, местному самоуправлению, законности и вопросам государственной службы на пост председателя с результатом в 47 голосов «за» без «Единой России» явно не обошлось. Примечательно, что конкуренцию Виктору Малышенко составил «справедливоросс» Виталий Лыгденов, за которого отдали голоса только 16 человек. Разница состоит еще и в том, что, в отличие от «Справедливой России», все должностные лица-коммунисты обязаны половину своих официальных доходов вносить в казну партии. Поскольку доходы депутатов на освобожденной основе с доходами рядовых депутатов, получающих только компенсацию за свою деятельность, сравнить невозможно, вопрос встал принципиально.   

Если в пятом созыве в распоряжении коммунистов было только две такие должности в ранге зампредседателя комитета по гос-устройству и зампредседателя по земельным вопросам, аграрной политике и потребительскому рынку, которую занимала Екатерина Цыренова, то в шестом появился уже председатель комитета. Если предположить, что зарплата председателя комитета 200 тыс. рублей, а зама — 160 тыс., то речь шла о пополнении партийной кассы как минимум на 100 тыс. в месяц (1,2 млн рублей в год), что означает — региональное отделение партии КПРФ было заинтересовано в карьерном росте Виктора Малышенко.

Понять и простить

Хотел ли Вячеслав Мархаев, не имеющий надлежащего административного и финансового опыта, быть в 2017 году главой республики, а в 2019-м — мэром столицы, вопрос сложный, учитывая, что столь ожидаемая главным коммунистом Бурятии выборная кампания проходила довольно прохладно для действующего сенатора Иркутской области. Если вспомнить, какую поддержку оказали пять лет назад жители республики на выборах иркутскому губернатору Сергею Левченко, логично было бы и нам ожидать равнозначной «ответки». Говорят, из Бурятии в Иркутскую область на автобусах и машинах тогда выехало около 300 человек. Пусть после наводнения в Тулуне, случившегося прошлым летом, Сергею Левченко было совсем не до выборов в Улан-Удэ, формальную поддержку однопартийцу, если бы захотел, он оказать мог, однако ничего этого не последовало.  

Вместо того, чтобы просто признать собственное поражение, Вячеслав Михайлович решается на действия, которые от него никто не ожидал ни в Улан-Удэ, ни в Москве. Далеко не лучшим образом сработала и другая сторона, которую отчасти спасла срочно затеянная реконструкция площади Советов. Сначала горожанам нельзя было собираться, потому что строители снесли плитку, тополя и те самые клумбы с флагштоками, взобравшись на которые коммунисты и иже с ними произносили свои речи. Потом грянул коронавирус, запрет на массовые мероприятия и проблема отпала сама собой.  

Вместо того, чтобы просто признать собственное поражение, Вячеслав Михайлович решается на действия, которые от него никто не ожидал ни в Улан-Удэ, ни в Москве. Далеко не лучшим образом сработала и другая сторона, которую отчасти спасла срочно затеянная реконструкция площади Советов. Сначала горожанам нельзя было собираться, потому что строители снесли плитку, тополя и те самые клумбы с флагштоками, взобравшись на которые коммунисты и иже с ними произносили свои речи. Потом грянул коронавирус, запрет на массовые мероприятия и проблема отпала сама собой.  

 Однако вместо того, чтобы отдать всю эту историю на откуп силовикам и судьям, как сделал бы Леонид Потапов, настоять на том, чтобы в тиши рабочих кабинетов с нарушителями разобрались по всей строгости закона, Алексей Самбуевич не нашел ничего лучше, как перенести разборки в Народный Хурал, где за 25 лет существования республиканского парламента ничего подобного отродясь не было. Площадь Советов не насторожило, что первая же комиссия Народного Хурала по мандатам и депутатской этике, возглавляемая, кстати, экс-коммунистом Екатериной Цыреновой, исследовала все обстоятельства происшествия и рекомендовала попросить провинившихся Малышенко и Олзоева публично извиниться и отпустить их с миром.

Никого не удивило, что единственным официальным организатором беспорядков и несанкционированных митингов, прошедших 9-10 сентября в Улан-Удэ, до сих пор остается Дмитрий Баиров, по-прежнему сидящий на площади Советов с камерой и микрофоном. Что после всего, что было сказано и сделано здесь против власти, появилось только одно уголовное дело и восемь дел об административном производстве.

Высшее должностное лицо Российской Федерации, коим является Вячеслав Мархаев, 9-10 сентября говоривший пламенные речи с клумбы на площади Советов, а 25 сентября заявивший на заседании Совета Федерации, что Дмитрий Баиров «в результате силового захвата получил травму обухом топора», по сути отделался легким испугом. Единственное, что сделало в итоге МВД по Бурятии, так это подало в Железнодорожный районный суд Улан-Удэ иск о защите чести и достоинства и опровержении недостоверных сведений. 21 января суд вынес решение в пользу силовиков, после чего Вячеслав Мархаев во всеуслышание заявил, что намерен обжаловать вердикт, но так ничего по этому поводу ни на сайте регионального отделения, ни в социальных сетях больше не сообщал.

Галсан Дареев как слабое звено

Обжаловал ли Вячеслав Мархаев решение Железнодорожного суда Улан-Удэ, которое уже должно было вступить в законную силу, платил ли полагающийся в таких случаях моральный вред, помешали ли ему сделать это шаман Габышев, Игорь Шутенков или коронавирус — неизвестно. Неизвестно также, уходил ли Вячеслав Михайлович в само-изоляцию как работающий человек, которому 1 июня текущего года исполнилось 65 лет. По всем канонам ответственного гражданина, заботящегося о себе и об окружающих, Мархаев должен был воспользоваться мерами социальной поддержки, прекратить все контакты и закрыться дома. Пусть жители Иркутской области злословят, что сенатора-коммуниста они не видели ни до начала режима ограничительных мер, ни после, наши люди могут точно сказать, что в Бурятии Вячеслав Мархаев все это время был, очень сильно переживал за то, что происходило в Народном Хурале и даже писал Алексею Цыденову открытые письма.

Переживать было за что, ведь 13 сентября в Иркутской области состоялись внеочередные выборы губернатора, по итогам которых победителем стал «единоросс» Игорь Кобзев, который уже завтра назначит своего сенатора от правительства Иркутской области, а Вячеславу Михайловичу укажет на дверь. Поскольку жизни без кресла такие люди себе не представляют, есть смысл порассуждать о политическом будущем Вячеслава Михайловича, которого, по сути, нет. Вряд ли после митингов 9-10 сентября Геннадий Зюганов рискнет доверить Мархаеву в следующем году выборы в Госдуму. Максимум, что остается Вячеславу Михайловичу, так это вернуться в Народный Хурал, потеснив дружные ряды однопартийцев-списочников, среди которых только один одномандатник, он же замруководителя фракции молодой Баир Цыренов.          

Из оставшихся сразу отпадают Виктор Малышенко и Егор Олзоев, потому как при должностях, приносят в партию деньги, а значит пользу. Буда-Ширап Батуев — ровесник Вячеслава Михайловича, а кроме того, за участие в выборах, говорят, внесший немалую сумму в партийную казну. Далее следуют не менее крепкие родственные и прочие связи, в сухом остатке от которых остается Галсан Дареев.

Как известно, прошлым летом кандидата наук назначили ректором Бурятской сельхоз-академии при условии, что он покинет партию коммунистов. Партию избранный по партийным спискам депутат покинул, а вот мандат не отдал, не последовав однако и за Екатериной Цыреновой, а оставшись почему-то во фракции коммунистов, несмотря на прозрачные намеки молодого Баира Цыренова. На сессиях Галсан Дареев также вполне мирно сидит рядом с коммунистами, что говорит о том, что конфликт улажен. Возможно, Галсан Дареев дал обещание Вячеславу Мархаеву отдать мандат при первой же необходимости, и такая необходимость наступила.

Появление в республиканском парламенте Вячеслава Мархаева — не самая приятная новость на площади Советов, где просто нет времени далее возиться с амбициями местных князьков, ничем более в своей жизни не озабоченных, как вставлять власти палки в колеса. Этих палок с автографом Вячеслава Мархаева там уже столько, что двигаться дальше к прекрасному будущему суперреспублики становится все сложнее. Что предпримет Алексей Цыденов на сей раз, неизвестно. Судя по тому, что недавние призывы лидера фракции «единороссов» Ларисы Крутиян о введении открытого голосования хотя бы по ключевым кадровым вопросам больше не звучат, возможно, разрабатывается запасной вариант.

Вряд ли стоит считать случайностью, что сразу после сенсационного майского голосования депутатов, в результате которого Малышенко и Олзоев сохранили свои посты, депутат Михаил Гергенов сообщил, что фракция «единороссов» взялась за давнюю идею сократить число депутатов Народного Хурала с 66 до 45, соответственно оставив 33 одномандатника и урезав число списочников до 12. При таком раскладе максимум, что ожидает коммунистов, — фракция из пяти депутатов (ровно столько было в четвертом созыве Народного Хурала), которые уже не смогут повлиять ни на что.

 

 



Связанные тексты:

 Вячеслав Мархаев написал Алексею Цыденову открытое письмо (05.05.2020)   http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=8026

 Остракизм по-бурятски. Почему не лишены высоких должностей в Народном Хурале коммунисты Малышенко и Олзоев (04.03.2020)   http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=7816

 Виктор Малышенко о митингах в Улан-Удэ: «Я абсолютно ни о чем не жалею» (13.11.2019)  http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=7594

 Представитель МВД: следственные органы не нашли оснований для привлечения Мархаева к ответственности за произошедшие беспорядки (20.09.2019)   http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=7495

 Галсан Дареев: Я не считаю себя предателем» (по поводу скоропостижного выхода из рядов КПРФ) (19.06.2019)  http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=7406

 КПРФ: о звездах, спонсорах и заднескамеечниках (17.07.2013)   http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=3793

 

 

 

 

 

 

 

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика