blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

25 лет назад в Бурятии вышел первый выпуск телепередачи «Во саду ли, в огороде» (09/10/2019)

09.10.2019


Фото Т. Никитиной: у портрета Путина в кабинете председателя комитета Народного Хурала по экономической политике, природопользованию и экологии

 Под занавес уходящего года подоспел небольшой, но весьма примечательный юбилей. Популярной телепрограмме «Во саду ли, в огороде» исполнилось 25 лет. На сегодня это не просто рекордсмен по продолжительности жизни в эфире и жизни на одном канале, но и феноменальный пример того, как незамысловатая передача про особенности выращивания овощей, плодов и ягод в условиях резко континентального климата могла так повлиять на местную политику. О политике, телевизоре и огородах мы беседуем с автором программы «Во саду ли, в огороде», агрономом, ученым, председателем комитета Народного Хурала по экономической политике, природопользованию и экологии Анатолием Кушнаревым.

 - Анатолий Григорьевич, с чего все началось?

 - Началось все с дивана. Смотрел дома телевизор, Бориса Мироманова «Радар - спорт», и тут мне в голову пришла мысль, а почему не сделать такую же передачу, только по садово- огородным делам. На тот момент я уже защитил кандидатскую диссертацию, получил звание доцента кафедры растениеводства, при библиотеке БГСХА (тогда БСХИ) вел клуб садоводов - огородников. Взял листок бумаги, набросал примерно 80 тем для своей программы – картофель, морковь, капуста, смородина и так далее - и пошел на Тивиком.  

 Помню, 4 марта 1994 года, накануне международного женского дня, со мной встретились тогдашний директор Тивикома Александр Левашов, режиссер студии Виктор Столбовский, главный редактор Сергей Соломатов. Идея понравилась, сделали пробную запись, чтобы посмотреть, есть ли у меня киногеничность, потому что, как мне объяснили, можно было говорить интересные вещи, но если нет этой самой киногеничности, особого шарма, то дело не пойдет. Пробы показали, что она у меня есть, и мы начали работать.

 Первая передача вышла 18 марта 1994 года. Я хотел назвать программу «В саду и в огороде», но Столбовский предложил, давайте, как в песне - «Во саду ли, в огороде…». Когда передача вышла, ребятишки с Новой Комушки, где я живу, увидев меня, долго распевали эту песенку на шутливый манер. Но потом все поняли, что программа серьезная, научно - популярная, полезная. Параллельно в газете «Пятница» начали печататься мои статьи на разные огородные темы, несколько лет отдельными книжками издавались сборники этих статей под серией «Библиотечка газеты «Пятница».

 Меня начали узнавать на улице, я уже не мог просто так проехать в трамвае, приходилось надевать черные очки. Пришла популярность. На волне этой популярности я вошел в большую политику, когда впервые баллотировался в Народный Хурал в 2007 году.  

Книжка "И в саду, и и огороде", выпущенная в серии "Библиотечка газеты "Пятница" в 1996 году тиражом 15 тыс. экземпляров

 - В большой политике Вы появились гораздо раньше, в команде Бато Семенова, когда в ранге замминистра сельского хозяйства обещали сделать Бурятию таким же крупнейшим экспортером картофеля, как Голландия. Почему не получилось?

 - С Бато Семеновым мы учились в одно время на разных факультетах БСХИ - он на экономическом, я на агрономическом, вместе занимались спортом. На экономическом факультете в те годы учились в основном девушки, и парням приходилось участвовать во всех соревнованиях - борьба, футбол, баскетбол. Я все 5 лет учебы занимался баскетболом, так мы заочно познакомились с Бато Цырендондоковичем. Я был его доверенным лицом на выборах президента Бурятии и Госдуму РФ. Когда его в июне 1996 года назначили министром сельского хозяйства, он предложил мне должность заместителя министра по растениеводству и новым технологиям. Через некоторое время я согласился. Тогда у министра сельского хозяйства Бурятии было шесть замов.   

 Бато Семенов неординарный человек, очень активный, мы с ним много ездили по районам, внедряли новые технологии. Я считаю, в 1997 году его «повысили» до вице-премьера по АПК чисто по политическим мотивам и назначили министром Петра Болонева, который до этого был таким же замом, как я, но сработаться у нас не получилось.

 - Почему не получилось, ведь Вы с Петром Болоневым были земляками?

 - Тогдашний президент Леонид Васильевич Потапов, вызывая меня по поводу моего заявления, тоже спрашивал, почему я ухожу, если мы с Болоневым с одной деревни Большой Куналей. Я сказал, что хоть мы и земляки, но у нас различаются взгляды на развитие сельского хозяйства и, особенно, земледелия. Плюс он был больше политиком, а я не хотел заниматься политикой, мне ближе наука и конкретные дела. Потапов советовал не торопиться, но через месяц подписал указ о моем увольнении. Этот указ от июня 1997 года я храню до сих пор. Таким образом, я проработал в должности замминистра всего 7 месяцев, и все мне советовали, поработай еще, заработай пенсию, но я ушел. Вынужден был даже написать в газету статью «Почему я ушел из Минсельхоза», где объяснил, в чем я не согласен с позицией министерства.

 У меня был план сделать Бурятию экспортером высококачественного картофеля, причем не только пищевого, но и семенного. Каждый год министерство рапортовало, что выполняет план по картофелю, но эти показатели достигались исключительно за счет населения. Хорошо помню статистику - 92 процента картофеля выращивало население и только 8 процентов - сельхозпредприятия. Я предлагал изменить это соотношение на пропорции 70 на 30. Предлагал повысить урожайность, с помощью своей передачи пропагандировал новые сорта. Специально ездил на стажировку в  Голландию, которая считается передовой европейской страной по производству картофеля и овощей. Считал и считаю, что в Бурятии были лучшие в Советском Союзе по вкусовым качествам сорта картофеля, выращиваемые на песчаных почвах. Наш картофель можно есть без хлеба и масла. Однако меня не слышали, мне говорили, у нас нет проблем с картофелем.

 Мечта не сбылась, но меня радует, что сегодня в республике все же появились крупные хозяйства по производству картофеля. Благодаря им и, в том числе, и «Во саду ли, в огороде» поднялась урожайность картофеля, хотя проблема дефицита сортового картофеля все еще остается.

Из личного архива Кушнарева: урожай 2019 года, на личной усадьбе 

 - Как менялась все эти годы ваша программа, и как менялся вместе с ней ведущий Кушнарев? 

 - Начнем с того, что за четверть века на Тивикоме сменилось несколько директоров (к примеру, одно время директором был Сергей Бурдиков). По этому поводу мы с Борисом Миромановым даже шутили, что директора уходят и приходят, а наши программы остаются. Как и у Мироманова, моя программа полностью коммерческая, то есть выходит за счет рекламы и спонсоров. Однако если Борис Васильевич собирал мелких рекламодателей, то моя позиция была найти серьезных инвесторов.

 Благодаря «Во саду ли, в огороде» научился кратко и одновременно содержательно излагать мысли. Три года вел приложение к программе «Дома на кухне» вместе с лицеем №12, где мы рассказывали, что можно приготовить из наших овощей и фруктов. Делал сюжеты о мастерах своего дела «Сам себе хозяин», выезжал в Бичурский, Тарбагатайский, Иволгинский, Джидинский районы, рассказывал об интересных людях. Все это дало свои плоды, когда на выборах 2007 года по городскому округу за счет своей популярности набрал почти треть голосов, уступив победу Матвею Баданову. С результатами тех выборов я был не согласен, судился, но безрезультатно.

 - Потому что пошли на выборы вопреки решению «Единой России». Зато в 2013 году партийный ресурс оказался на Вашей стороне. Выдвинувшись на праймериз уже от Тарбагатайского района, одержали победу не только на выборах в Народный Хурал, но и на пост зампредседателя комитета.

 - До 2001 года я не состоял ни в какой партии. Серьезные люди от КПРФ, Справедливой России, ЛДПР предлагали включить меня в свои «тройки» на выборах в Народный Хурал. Но в 2001 году я вступил в ряды «Единой России», был членом политсовета второго состава, принимал участие во всех мероприятиях, хотя очень скоро меня вывели без предупреждения из политсовета, так как в это время усиленно работал над докторской диссертацией по картофелю.

 Если говорить про большую политику, то, считаю, что по настоящему мой старт начался в 2012 году, когда вместе с Леонидом Потаповым и Эрдэмом Дагбаевым стал доверенным лицом Владимира Путина на выборах президента России. Тогда нас троих трижды  приглашали на встречи с ним, в том числе, на инаугурацию в Кремль, и благодаря своему росту мне удалось даже дотянуться и пожать сильную руку президента. Ощущения от того крепкого рукопожатия вспоминаю до сих пор.

 Можно в определенной степени сказать, что  с этим рукопожатием я дважды выиграл выборы в Хурал от Тарбагатайского и Заиграевского районов. Причем, хочу заметить, что в выборные годы передача «Во саду ли, в огороде» не выходила в эфир, потому что весной был праймериз, осенью выборы, агитация в это время запрещена законом. Чтобы не прерывать передачу, я приостанавливал выход программы, о чем сообщал телезрителям. Кстати, по этому поводу было много звонков из Читы, где на местном телеканале также выходит «Во саду ли, в огороде».

 - Вы приостанавливали передачу, в прошлом году однопартийцы приостановили ваше членство в «Единой России». Поскольку ничего подобного в Бурятии еще не было, скажите, что дальше?

 - Как известно, после выборов в Народный Хурал шестого созыва политсовет «Единой России» принял решение рекомендовать меня на пост председателя комитета Народного Хурала по экономической политике, природопользованию и экологии, что было озвучено и согласовано, но на заседании фракции возникли непредвиденные обстоятельства. Свои амбиции заявил Батор Цыбиков, и большинство членов фракции проголосовали за его кандидатуру. Тем не менее, коллеги убедили меня отстаивать свою позицию, на сессии я выдвинул свою кандидатуру в качестве самовыдвиженца, и большинство депутатов меня поддержало. Я знал, что нарушил решение фракции, но решения политсовета я не нарушал. Последствия приостановления моего членства в «Единой России» таковы - не участвую в партийных мероприятиях, не плачу членских взносов.  Коллеги говорят, что будут ходатайствовать о моем восстановлении, так что, думаю, рано или поздно во всем разберутся.

Фото из личного архива Кушнарева: мечта агронома - избушка на курьих ножках, 

построена на усадьбе депутата

 - Если бы Советский Союз не развалился, как бы сложилась ваша судьба?

 - Трудно говорить, что бы было, потому что по жизни я был очень активным, не отказывался ни от каких курсов повышения квалификации. Так, в 1989 -ом закончил курсы французского языка для преподавания агрономии в Алжире. Ранее несколько  преподавателей сельхозинститута уезжали таким образом на двухгодичную работу за рубеж. Завершив 10-месячные курсы, я разработал лекции на французском языке, но тут в Северной Африке произошла «революция» и они отказались от использования французского на государственном уровне. Мои документы прошли, я ждал вызова, но не получилось. В 1991-ом в Москве выиграл конкурс на стажировку в Институт картофеля под Парижем, но тут развалился Советский Союз и во Францию я не поехал. Впрочем, этот красивый язык до сих пор «сидит» в моей голове.

 - В одном интервью Цыденжап Батуев сказал, что всегда относился к политике как к работе, Вы же где-то говорили, что политика для Вас - хобби. Если перечислять такие профессии, как агроном, ученый, педагог, журналист, политик, кем Вы считаете себя в большей степени?

 - В школе мне очень нравилось вести политинформации. Мало кто в классе  любил это делать, а я весь политический блок газеты «Правда Бурятии» прочитывал от корки до корки. В 13 лет остался без отца, всего добивался сам. Мой дед из старообрядцев всегда говорил: у мужчины должен быть духовный стержень. Весь смысл этих слов я начал понимать только спустя много лет. Стержень - это нести ответственность за себя, семью, страну, и я старался всегда этому следовать.   

 В школе, а затем в вузе  я состоял в комитете комсомола, а в конце 80-х меня избрали замсекретаря парткома института, но, как выяснилось, ненадолго. Уже тогда многие прочили мне политическую карьеру. Когда в 1988 году защитил кандидатскую диссертацию, мне предложили стать инструктором Железнодорожного райкома партии, но мой учитель, ректор Андрей Цыренович Балдуев, убедил, что мое дело - заниматься подготовкой агрономов и наукой. 

 Морально был готов к тому, чтобы стать ректором БГСХА. В 2013 году было приглашение стать министром сельского хозяйства Забайкальского края, но отказался. С высоты прожитых лет склоняюсь к тому, что в душе я все  – таки профессиональный агроном. Родился 28 августа, в день начала на Руси уборки урожая. И по звездам, и по гороскопу связан с землей, не теряю связи с сельхозакадемией, в качестве профессора моей любимой кафедры растениеводства веду магистрантов и аспирантов. 25 лет создаю программу для садоводов и огородников, аналогов которой по продолжительности в России нет. Нужен людям, и считаю это самым главным в жизни.

Страницы из книги "И в саду, и в огороде", выпущенной в серии "Библиотечка газеты "Пятницы" в 1996 году. 


 




 Связанные тексты:

Фракция «Единой России» проголосовала за исключение Анатолия Кушнарева из партии (19.09.2018)  http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=6925

В Народном Хурале обнаружен «семейский» портрет Путина (11.11.2018)  http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=7017

Ни нашим – ни вашим: однопартийцы приостановили членство Анатолия Кушнарева в «Единой России» (08.02.2019)   http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=7181

Большая зачистка. Как Алексей Цыденов готовит к прорывам «Команду Бурятии» (13.02.2019)  http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=7189


 

 

 

 

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика