blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Известный невролог из Москвы провела в Бурятии консультации для родителей особенных детей (31.01.2019)

31.01.2019


В республиканской клинической больнице им. Н.А.Семашко прошел уникальный семинар для родителей детей с расстройством аутистического спектра, синдромом дефицита внимания и гиперактивности, задержкой речевого развития, с трудностями в обучении. Уникальность мероприятия состояла в том, что провела его известный в России детский невролог Юлия Садовская, приглашенная в Бурятию РОО “Совет молодых специалистов медорганизации РБ”.

Конференц-зал, где проходил семинар для родителей, был полон. Вопросы сыпались один за другим, а характер изложения материала удивил своей глубиной и вместе с тем доступностью изложения. Выходило, что дети зачастую страдают нервными расстройствами не меньше взрослых и, если вовремя не обратить внимание на проблему, очень скоро она может перерасти в серьезное заболевание. Мы посчитали нужным опубликовать некоторые прозвучавшие выдержки от доктора Садовской, уверенные, что они заинтересуют каждую семью, где растут дети.

От ладушек до W

Какие симптомы должны настораживать родителей? Если ребенок не держит голову до 3-4 месяцев, наблюдается гипертонус мышц, отсутствует переворот до 5-6 месяцев, то есть самостоятельно не переворачивается. Трудно формируется захват, то есть не тянется к игрушке, не захватывает, не тянет игрушку в рот. Не делает «ладушки» — это свидетельство взаимодействия правого и левого полушария. Иногда родители говорят, да не любим мы народные забавы, но это другое. «Ладушки» — это мощный диагностический тест.

Сидение в позе W есть основание проконсультироваться у невролога. Это когда ребенок сидит «ножки назад», как крылышки по бокам. Также нужно обратить внимание, когда ребенок долго ходит на цыпочках, здесь все зависит от процентного количества, в каком возрасте это происходит. Не обязательно это свидетельствует о патологии, но это повод задать вопрос врачу, почему так происходит.

Отсутствие ползания в 8-12 месяцев. Здесь не обязательно критерием являются нарушения. Есть дети, в семье которых никто никогда не ползал. Они пропускают этот этап, этап ползания для них не характерен. То есть это не обязательно, но задать вопрос имеет смысл. Стоит обратить внимание, если наблюдается отчетливое предпочтение доминирования одной руки. Если маленький ребенок пользуется только одной рукой — это не норма, это должно настораживать. Тревожный симптом — отсутствие указательного жеста к году жизни, нет ни одного слова к возрасту 16 месяцев. Ни одного предложения к возрасту 2 лет. Отсутствие реакции на звуки, нет интереса к произносительной речи родных, нет реакции на свое имя, отсутствует глазной контакт. Или наоборот — хороший глазной контакт, когда маленький ребенок долго смотрит на тебя, не отводя взгляд, как взрослый. Для маленького ребенка это не норма.

Чего не прощает мозг

По статистике каждый четвертый ребенок обращается сегодня к неврологам. Когда я начинала работать, частота заболевания аутизмом фиксировалась 1 на 1000, потом 1 на 500, далее 1 на 150, 1 на 80. Сейчас расстройство аутистического спектра диагностируют 1 на 66 детей. То есть 1 ребенок из 66 детской популяции имеет расстройство аутистического спектра. Мы много на эту тему разговаривали с психиатрами. Одни говорят, это абсурд, но надо понимать, это не частота аутизма как диагноза, это аутистический спектр, то есть более широкое понятие.

Наука трактует такие изменения, как следствие урбанизации нашего меняющегося мира. Сенсорно мы оберегаем себя и своих детей от физических нагрузок, а мозг этого не прощает. Мы садимся в автомобиль, где нам даже не надо поворачивать ключа, а достаточно нажать кнопку. Чтобы выстирать сегодня белье, тоже надо нажать кнопку. Наша одежда становится все легче, комфортнее, удобнее. То есть везде мы минимизируем свои физические усилия, забывая, что такие нагрузки есть сенсомоторный тренинг, без которого мозг не может и человеку этого не прощает.  

Как сдавать экзамены

Если ребенок развит, даже интеллектуально одарен, но у него есть психическое заболевание, высокий уровень тревожности, он школьник и ему предстоят экзамены. Задача семьи и родителей сделать все, чтобы обезопасить эту ситуацию. Дело в том, что сейчас изменились понятия для сдачи экзамена детьми с психическими заболеваниями. Мы, медицинское сообщество, не очень принимаем этот порядок сдачи экзаменов для таких детей. Например, по старой системе медицина этим детям давала отвод от экзаменов. Я считаю, оттого, сдаст или не сдаст ребенок этот экзамен, интеллект у него не убавится, он все 10 лет демонстрировал свои способности. Если можете, максимально просите для таких детей щадящую сдачу, правдами и неправдами просите освобождения от экзамена. Я не очень хорошо говорю сейчас, но я говорю с позиции ребенка. У нас сейчас в Москве была очень плохая ситуация, когда к такому ребенку должна была прийти домой комиссия для сдачи зачета, и ребенок выбросился из окна.

Врачам надо задавать вопросы

Врачам надо задавать вопросы, какие лекарства назначаются, почему, тем более, если есть сомнения. Что хорошо, медицина — это четкая логика. За спиной врача всегда стоит прокурор. Резюме врача основано на диагнозе, из диагноза следует лечение. Если ребенку поставили эпилепсию, тогда мы обсуждаем противоэпилептическое лечение. Если такого диагноза нет, извините, вы меня никогда не убедите, почему я должна годами ребенку давать тяжелые препараты.

На самом деле на западе это очень жесткая тема. Я работала там и знаю, назначая лечение, врач должен быть готов защитить это лечение перед такими же экспертами, как он сам, то есть доказать, почему он считает, что в данном случае при данных обстоятельствах назначать надо именно эти препараты. В данном случае врач стоит на одной скамейке с ребенком, защищая именно его. У врача должна быть прямолинейная логика. Есть диагноз, из которого вытекают клинические рекомендации по лечению, что давать можно, а что нельзя. Сегодня многие родители открывают Интернет и консультируются там. Если вы сомневаетесь в чем-то, вы можете прийти домой и посмотреть, а какие клинические рекомендации, какие критерии этого диагноза есть и потом задать вопросы своему лечащему врачу.

Семейный доктор — идеальный доктор

Задают вопрос. Ребенок растет, семья ходит по врачам, узким специалистам, проходит обследования, и каждый что-то выписывает, назначает. В итоге скапливается огромный список лекарств, с которым неизвестно что делать. Как это должно выглядеть в идеале. Вы получили консультацию у узких специалистов, получили назначения и дальше идете к своему педиатру. Точно так же, как мозг отфильтровывает значимую информацию, также педиатр должен «отфильтровать» все то, что вам назначили. Вообще должен быть семейный врач, который ведет семью, хорошо знает всех. И такая семья никогда не начнет выполнять рекомендации, пока семейный врач или педиатр не даст на это добро. Потому что семейный врач страхует в том числе и назначения узких специалистов. Он лучше знает состояние соматических систем, знает, когда ребенок чем болел. Как-то ко мне обратились с таким вопросом, что врач назначил ребенку профилактически пролечить глисты. Но это очень тяжелое лечение, это антибиотики. И я была удивлена тому, как легко наше население к этому относится, почему-то думают, что это то же самое, что выпить супрастин.

 

 

 

 

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика