blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Наталья Дружинина: в «МК» всё было своё, прожитое, пережитое (20/09/2017)

20.09.2017


Фото из архива "МК" в Бурятии" - Наталья Дружинина (фото сделано в доме престарелых), проект "Байкальский экстрим"(пресс-конференция в Иркутске, съемка на Байкале, август 2003 год) - организаторы от Бурятии: Наталья Дружинина, Ольга Пикеева (п. Таксимо), Анатолий Сахиров, Иван Жбанов. 

Меньше года осталось до момента, когда «МК» в Бурятии» отметит 20-летие со дня выхода в республике первого номера газеты. Когда –то эта дата стала событием в жизни провинциальной столицы. Газета с ярко выраженной гражданской позицией не просто рассказывала об окружающей жизни, она сама создавала эту жизнь. Мы продолжаем публиковать воспоминания тех, кто имел непосредственное отношения к этому феномену. Наш сегодняшний разговор с бывшим корреспондентом «МК в Бурятии», а ныне шеф-редактором телеканала «ТВ Центр» Натальей Дружининой.

- Наталья, ты была в «МК в Бурятии» одним из первых журналистов. Как ты сюда пришла? Газета выходила всего год, все только начиналось, какой видел газету Андрей Бурмакин?

- После университета я была тележурналистом на ОТБ (Общественное телевидение Бурятии), а когда канал закрыли, работала в «Правде Бурятии», затем пресс-секретарём республиканского Госсанэпиднадзора, совмещая это дело с написанием статей для нашего республиканского СПИД-центра и прочими подработками. Бурмакин сам предложил мне перейти в «МК», положив такую зарплату, которая была больше всех моих подработок вместе взятых. Ну, о чём тут было думать?! Я не верила своему счастью.

Когда пришла в редакцию, Кости Куца уже не было. Работал Дима Родионов, с которым мы познакомились по «Вечернему Улан-Удэ», где он был главным редактором и куда я приносила свои статьи. Работала в «МК» и Наталья Штэпа, она тоже пришла сюда с ОТБ. Все были знакомые, встретили тепло, поддерживали.

Коллектив был подобран так, что каждый был на своем месте. С самых первых дней работал верстальщик Рома Скороходов, я называю его наш редакционный домовой. Он постоянно ворчал, незлобно так, но откликался на каждую просьбу, а профессионал каких поискать. Даже переехав в Подмосковье, я обращалась к нему с просьбой сверстать мне книгу детских сказок, которые написали одноклассники сына. Рома сделал, как для себя.

Наш корректор Татьяна Пунцукова тоже была не просто корректором. Её замечания я всегда старалась учесть, потому что Татьяна обращала внимание не только на орфографию и пунктуацию, но и на стиль, факты…

Наталья Сергеевна, наш бухгалтер, сильно удивила, когда сама подошла ко мне и предложила оформить налоговый вычет на ребёнка! В других организациях бухгалтерия – это крепость, в которой служат закалённые бойцы, наученные даже под пытками не выдавать тебе, сколько ты получишь и за что. А тут совершенно другой расклад.

Ну где еще преподаватель вуза мог разводить тираж газеты по точкам? Только в «МК»! Развозил газету доцент ВСГТУ Андрей Титов. Даже наш водитель Сан Саныч, иначе мы его не называли, был креативный. Ну, во-первых, профессиональный автогонщик. Переоборудовал "Газель", на которой возил тираж из иркутской типографии, на газ, сэкономив таким образом на топливе. Сан Саныч был надёжный, как скала: дождь, снег, закрытый перевал - а он всё равно каким-то образом умудрялся вовремя довезти тираж из Иркутска. Потом создал свою школу безаварийной езды. Сан Саныч, дорогой, сейчас сама езжу по стране и даже за границу и вспоминаю все ваши наставления! Конечно, в такой обстановке, с такими людьми было очень приятно работать. Хотелось работать.

- Какие требования предъявлял Бурмакин к журналистам? К примеру, мне он сказал: здесь не «Правда Бурятии», не надо «гнать строчки», пиши по существу.

- Никаких специальных заданий Бурмакин не давал, тексты не правил, своего мнения не навязывал. Он мог попросить о чём-то, но всегда говорил: «Вот есть интересная тема, напиши, тебе ведь самой это нравится». Мне казалось, что каждый из нас писал только о том, что волновало именно его, поэтому статьи получались разными и по стилю, и по тематике, и по авторской позиции. Я всегда любила писать о том, что можно обозначить общим термином «социалка». Про людей, про их истории. Например, как где-то на Байкале мужчина строил церковь в память об умершей жене. Или о людях интересных профессий.

Даже рекламные публикации в «МК» выглядели не как драная джинса, а очень достойно. Всегда был чёткий информационный повод: открытие нового магазина, какая-то акция для покупателей, а в центре событий – люди, наши горожане. В общем, такие публикации готовить не коробило, тем более что этот труд оплачивался. Не было такого, что издание получает деньги от рекламы, а журналисты сидят на окладе. Мы понимали всегда, за что работаем. Нет денег – есть бартер. Ну попробуй, купи в то время с одной зарплаты холодильник или стиралку… В таких бытовых мелочах редакция тоже помогала.

Наши замечательные девчонки из рекламного отдела в сравнении с остальными - самые умные и самые красивые. А наша секретарь Наташа Колмакова ещё и как заправский психолог работала. В редакцию всегда приходили посетители, но весной и осенью среди них встречались незабываемые экземпляры, с обострениями. Так вот у Наташи получалось выслушать их и очень вежливо не пустить, чтобы не отнимали время у сотрудников. Ну о чём всерьёз можно говорить с человеком, который приносит в издание свои стихи, начинающиеся со слов «Я – гений, я – легенда, я – звезда!»

Когда приехала в Москву, это было 12 лет назад, с удивлением узнала, что ежедневную газету «МК» многие не воспринимают всерьёз, считают жёлтой в самом жёлтом газетном смысле. А в Улан-Удэ у нашего еженедельника была совершенно другая репутация! Это было солидное уважаемое издание, политический вес которого мог так придавить, что мало не покажется. Политикой в газете занимался сам Андрей и Дима Родионов. Моя околополитическая деятельность протекала вне редакции, в приёмной депутата Госдумы Василия Федотовича Кузнецова, у которого я одно время была помощником.

- «МК в Бурятии» не просто писала про политику, газета занималась политикой, и не раз это все выходило боком. Однажды даже написали что–то такое, что кто-то скупил весь тираж в киосках.

- Я уже смутно помню эту историю. Потому что скандальных публикаций было много, а реакция на них следовала не всегда самая адекватная. Главный газетный расследователь у нас был, конечно, Дима Родионов. Он даже сидел как бы отдельно ото всех – в уголочке, его стол всегда был завален кипами бумаг. Дима постоянно вёл какие-то переговоры, разговаривая по телефону, непременно выходил в другую комнату. К нему приходили важные люди, они закрывались в переговорной комнате или в кабинете у Андрея Бурмакина и долго о чём-то совещались. Обычно после таких совещаний газета выходила с очередным громким разоблачением или скандальным репортажем. Каждую среду читатели ждали: «Ну, что на этот раз?» Дима у нас, если можно так выразиться, отвечал за власть и за политику. И в журналистике это было имя.

Тогда не было такого количества информагентств, о соцсетях имели представление только самые продвинутые. Это сейчас каждый чиновник, каждый мало-мальски известный человек любой свой чих выкладывает в инстаграм. А тогда у каждого корреспондента «МК» были свои источники эксклюзивной информации. И читатели высоко ценили этот эксклюзив, каждую среду раскупая «МК» как горячие пирожки. Вот Дима Родионов и был в «МК» тем самым магнитом, который притягивал политических информаторов. Наверное, потому что не боялся публиковать многие вещи.

Но политику газеты всё-таки определял Андрей Бурмакин. И многие «эксклюзивные» совещания проходили в его кабинете и с его непосредственным участием. Правда, о том, что затевается что-то эдакое, можно было лишь догадаться по хитрому прищуру Бурмакина. Да по тому, с какой скоростью Дима стучал по клавишам или пробегал мимо нас советоваться с главредом. Конечно, он был у нас звезда. Но такая звезда, которая светит и пашет при этом. Никакой зависти к такому обособленному его положению в редакции не было. Это было настолько в порядке вещей, что я, например, об этом даже не задумывалась.

Правда, такая любовь Димы к полит-скандалам и нелюбовь к бывшему мэру Улан-Удэ однажды стала поводом пошутить. Дело было первого апреля. Я приехала в редакцию, увидела Диму и выдала не помню уже почему примерно следующее: «Представляешь, сейчас еду на автобусе мимо площади Советов, а там машина Айдаева в ДТП попала! Мэр стоит, репу чешет». Дима подхватился: «Давай я сам сейчас сбегаю! Ты же не против?» Конечно, я была не против. Но мы не стали его мучать долго, позвонили, вернули с полпути. Он оценил шутку, надеюсь, что не обиделся.

- Какие материалы особо запомнились? Какие герои до сих пор в памяти?

- В нашем доме престарелых познакомилась с удивительным человеком - Женей Козулиным. Он с трудом передвигался из-за полиартрита, но при этом так жадно жил, так интересно. Писал стихи, собирал библиотеку. Я даже помню, статья так и называлась: "Здесь живут поэты". А его сосед, настоящий алкоголик и настоящий шизофреник, как он всем представлялся, увлекался фотографией. Он сделал несколько моих снимков, лучше ни у кого не получалось. 

Иногда мы совались в такие места, что сейчас даже подумать страшно. Как-то Андрей предложил тему про морг, мол, люди рассказывают: что-то нехорошее там творится, куча «бесхозных» трупов скопилась. Это сейчас трудно себе представить такое, ведь похоронное дело – хорошо отлаженный бизнес, за которым слёз не рассмотреть. Ну, во всяком случае тут, в Подмосковье. А тогда это была просто жизнь такая. Бродяг некому и не на что было хоронить. Можно было заострить вопрос. В общем, сходила в морг, да. Запах этот до сих пор помню.

А ещё чтобы написать репортаж, стояла на паперти. Переоделась в какие-то вещи с дачи, очки нацепила, чтоб уж совсем неузнаваемой стать. Жалостливую и с ошибками надпись на картонке сделала. Не помню, правда, куда все собранные непосильным трудом деньги дела. Наверное, в церкви и оставила… Просто интересно было узнать, сколько на самом деле можно попрошайничеством заработать, а то такие легенды про это ходили.

Был весёленький репортаж с панели. Мне тогда помогли сотрудники транспортной милиции. У вокзала было несколько точек, где работали «женщины с пониженной социальной ответственностью» (как их теперь называют с лёгкой руки нашего президента). На одной я и решила встать. Мне объяснили, чего нельзя делать ни в коем случае, вручили баллончик с перцовым газом и велели надеть на задание самую короткую юбку. Но было так холодно, что я всё-таки уговорила своих охранников на пальто. А когда проезжала очередная машина, просто выставляла коленку на улицу. Коленки замёрзли, конечно. Я об этом честно написала. А Стас Белобородов, он тогда ещё не работал в «МК», долго потом при встрече интересовался состоянием моих конечностей.

Ездили в рейды с пожарными, на «скорой», пытались проникнуть, вникнуть во всё самые необычное, интересное. Мне было интересно жить! Уже тут, в Москве, работая на федеральных телеканалах, я как-то заскучала по такой жизни. Снова устроилась в газету и пишу репортажи, использую какие-то штучки со времён нашего родного «МК». Потому что не устарело, потому что когда живо и сам – это всегда интересно. Можно, конечно, сделать рерайт какого-нибудь пресс-релиза, но таких текстов в любой газете сейчас полно. Везде одни и те же яйца, где-то фас, где в профиль. А в «МК» всё было своё, прожитое, пережитое. Мне кажется, именно за это читатели любили газету.

- В архиве «МК» сохранились фото, как на Богородском острове редакция проводит музыкальный фестиваль и ты на первом плане, как это было?

- Я работала на таких проектах как «МК- стар» и «Байкальский экстрим». «МК-стар» - это был настоящий рок-фестиваль, на который собрались музыканты не только из Улан-Удэ, но и из районов, из соседней Иркутской области. Народу было много. Всё по-взрослому: площадка, сцена, доставка зрителей специальными автобусами, фестивальная символика… Я общалась с музыкантами, писала репортажи. И очень удивилась, когда услышала, как Андрей сокрушался по поводу расходов на фест. Но это, пожалуй, был единственный раз, когда журналисты узнали от него, что возникли какие-то проблемы. Все проблемы он решал так, чтобы на коллективе это не отражалось. Ни на зарплатах, ни на атмосфере. - Есть вопросы? – Хорошо, сели поговорили. Всё чётко и по делу, никаких сплетен, никакой паники. Так было, когда мы переезжали от Тивикома в Дом книги. Так было, когда нас грозили выселить из этого самого Дома книги. Все удары Андрей принимал на себя. Таких руководителей, как он, я в своей жизни встретила потом всего дважды.

Вспоминаю ещё один, уже межрегиональный, проект – «Байкальский экстрим». В нём участвовали коллеги из «МК в Иркутске», а также иркутские и бурятские телевизионщики. В редакцию тогда пришёл работать Иван Жбанов. По-моему, именно он предложил эту идею. На федеральных телеканалах только стали появляться различные развлекательные ток-шоу. Помните, была серия программ «Последний герой», в которых известные артисты выживали на необитаемом острове? У нас же противостояли друг другу команды Бурятии и Иркутской области. Команда из Бурятии называлась «Нерпа», ее капитаном был Сергей Краснопеев. Ярким представителем команды был чемпион мира по кикбоксингу Баир Улахинов. Во время одного из испытаний он передвигался по натянутой над грязью верёвке и приговаривал: "А говорят, слоны не летают. Летают! Только низенько-низенько". 

Выживали мы все на берегу Байкала, недалеко от села Большое Голоустное. Долго отбирали участников, придумывали конкурсы. Потом что-то меняли на ходу… Жили в палатках, как и остальные. Только питались получше. Итог проекта - серия интересных репортажей, программы на местном телевидении и даже свадьба в иркутской команде. Тогда это было ново, смело. Мы не просто варились в гуще каких-то событий – мы сами эту гущу готовили. И готовили неплохо, я считаю.

- Почему ты ушла из МК?

- Это случилось в декабре 2004 года. Уходить из «МК» было трудно как раз потому, что это была не просто работа, это был коллектив, интересная жизнь. Но я решилась на переезд, когда умер отец. Мамины родственники жили в Крыму и в Рязанской области, но обстоятельства сложились так, что мы оказались в Подмосковье. Я сразу устроилась в газету крупного холдинга, и весь опыт, полученный в родном «МК», очень пригодился. Использовала его по полной: сделали сайт, добавили иллюстраций, новостей, даже вёрстку изменили, ориентируясь на наше издание. Потом из газеты ушла на телевидение, с которого когда-то начинала. Десять лет отработала редактором на телеканале «Россия» в программе «Вести», подрабатывала на «России-24». Сейчас шеф-редактор на телеканале «ТВ Центр», готовлю выпуски программы «События». А после основной работы – в районном еженедельнике снова пишу об интересных людях. И с теплотой вспоминаю «МК» в Бурятии».

- Спасибо за интервью!

 


Связанные тексты:

Павел Гусев: В «МК» нет массовки, у нас именная журналистика (01.12.2016)

http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=5878

Андрей Бурмакин: «МК в Бурятии» стал уникальным проектом в республике (03.03.2017)

http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=6006

Александр Махачкеев: после очередной избирательной кампании все журналисты «МК» в Бурятии" меняли машины (27.12.2017)

http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=6504

Главред «МК» в Башкортостане» Светлана Валиева о том, почему газеты с маркой «МК» круче всех (04.07.2018)

http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=6810

 

 

 

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика