blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Появилась еще одна версия ареста замминистра природных ресурсов Александра Лбова (30.08.2017)

30.08.2017


Сенсационный арест в собственном кабинете Александра Лбова, обвинение самого осторожного и грамотного чиновника площади Советов в мошенничестве с ущербом государству в 2,6 млн. рублей, произвело впечатление, но до сих пор так и не объяснило, что собственно произошло.

Какие только версии не были озвучены за шесть месяцев пребывания первого замминистра в СИЗО – от нецелевого использования средств, выделенных на ликвидацию нефтяной «линзы» под бывшим стекольным заводом до строительства в Улан-Удэ многомиллиардной дамбы. Хотя в отношении Лбова заведено сразу несколько уголовных дел, знатоки вопроса все больше склоняются к ФЦП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы».

Именно из этой программы должны были финансироваться первые в России работы по ликвидации накопленного экологического ущерба на примере техногенных отходов Джидинского вольфрамо – молибденового комбината в Закаменском районе. Куратором проекта был Александр Лбов как наиболее компетентный в экологических вопросах чиновник Минприроды РБ. Вот что рассказал корреспонденту «МК» в Бурятии» по этому поводу менеджер ОО «Бурятское региональное объединение по Байкалу» Владимир Белоголовов.

 - Масштабные работы в Закаменске были разделены на две очереди, первая из которых на 1 млрд. рублей уже реализована, а работы по второй должны были начаться еще в 2015 году. Сначала проект по техническим замечаниям завернула главгосэкспертиза (Москва). Вторая экспертиза Управления Росприроднадзора РБ, где экспертную группу возглавил Евгений Кислов, также дала отрицательное заключение. Сейчас проект проходит третью госэкоэкспертизу, по завершению которой должны начаться широкомасштабные работы. В одном из своих интервью Александр Лбов озвучил, что общий объем финансирования первой и второй очереди составит более 4,4 млрд. рублей. Помимо прочих работ, проект предполагает строительство очистных сооружений с целью очистки шахтных вод, поступающих из штольни «Западная» в реку Модонкуль и по ручью Гуджирка, а из него в реку Мэргеншего. В сооружения вошли известковый геохимический барьер и биологические очистные сооружения типа биоплато, общей стоимостью 550 млн. рублей. 

 В ходе общественных слушаний по данному проекту, где присутствовал и Александр Лбов, выяснилось, что вышеупомянутые очистные сооружения будут располагаться в 8-10 км от города Закаменска, то есть очень далеко. Их содержание оценивается в 18 млн. в год. Тогда я спросил главу Закаменска Евгения Полякова, а готов ли город взять на содержание эти очистные? Мне ответили, что весь бюджет Закаменска составляет 24 млн. рублей, поэтому ни о каком содержании очистных речи быть не может ни в городе, ни в районе. Я задал тот же вопрос Лбову – зачем строить очистные, которые гарантированно будут простаивать? Иными словами, мы готовы закопать полмиллиарда в землю, которые работать не будут. Не разумнее ли воспользоваться предложением эколога Кременецкого и за эти деньги перенести основной источник загрязнения воды и воздуха в Закаменске  - Барун-Нарынское хвостохранилиище на безопасное расстояние от города, а проще говоря на другое хвостохранилище - Модонкульское. С другой стороны, в долине реки Гуджирка сегодня нет жилья, после впадения в р. Мэргеншего происходит естественное разбавление загрязненных тяжелыми металлами вод до содержаний ниже предельно допустимых. То же самое и по р. Модонкульке – загрязнение не доходит до Закаменска и не представляет опасности для его жителей.

 Постройка дорогостоящих очистных на р. Гуджирка нецелесообразна и по мнению самих проектировщиков. Отказ от очистки вод речки Гуджирка и бетонирование устья штольни «Западная» позволили бы сэкономить около 500 млн. руб., которые целесообразно было бы использовать на предпроектные исследования по переносу и сам перенос Барун-Нарынского хвостохранилища на безопасное для г. Закаменска расстояние. Вразумительных ответов на эти неоднократно задаваемые вопросы я так и не получил.

 Возможно, основанием для задержания Лбова стала оплата за контроль выполненных работ по ФЦП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы». К примеру, на тех же слушаниях была озвучена справка к проекту второй очереди. Согласно этой справки на администрирование работ по Джидакомбинату для минприроды Бурятии как заказчика проекта было выделено 1,28% от суммы контракта, что составило 42 млн. рублей. За осуществление авторского надзора организации «Гидроспецстрой» предполагалось 0,2%, то есть 6,5 млн. руб. Кто конкретно в минприроды получал деньги за контроль над работами по Закаменску и был ли этот контроль на самом деле? 

 Работы первой очереди первого этапа проведены вообще без проекта и экспертизы. В результате немалые федеральные средства, выделенные на ликвидацию и обезвреживание вредных отходов Джидакомбината на первом этапе, по мнению ученого Арнольда Тулохонова, были использованы, в основном, в частных интересах предприятия ЗАО «Закаменск», исполнителя государственного заказа. Кстати недавно Минэкономразвития России предложило закрыть ФЦП по охране Байкала из-за ошибок в ее управлении. Закапывание очередных 500 млн. руб. вряд ли улучшит это управление и может вообще лишить Бурятию средств на ликвидацию экологического ущерба.

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика