blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Врачи БСМП заявили о том, что будут защищаться от пациентов- клеветников (24.07.2017)

24.07.2017


На центральной странице сайта Республиканской клинической больницы скорой медицинской помощи им. Ангапова (БСМП) появилась статья о том, что врачи зачастую становятся жертвой клеветников и какую ответственность могут понести в этом случаи клевещущие. Самое интересное, что ответственность, по мнению автора статьи, наступает для пациента не только после распространения неких сведений в Интернете, но тогда, когда пациент просто написал письмо руководству медучреждения, где работает врач, и даже сделав соответствующий запрос в органы власти. Ни одного факта из судебной или иной практики статья при этом не содержит, однако весьма подробно перечисляет все последствия подобных действий для пациентов. Между тем, в республике много лет существует такая общественная организация как Медицинская палата, одной из функций которой как раз есть защита чести и достоинства докторов, оказавшихся в разных жизненных ситуациях. Ни одного такого случая нам не известно. Публикуем статью полностью.

Судебные постановления по таким делам свидетельствует о том, что для медицинского работника (медицинской организации) существует достаточно высокая вероятность того, что иск о защите чести, достоинства и деловой репутации будет удовлетворен, если порочащие сведения были распространены пациентом в сети Интернет или же посредством направления жалоб, писем, обращений и т.д. непосредственно руководству медицинской организации, в который медицинский работник осуществляет трудовую деятельность. 

 Намного сложнее обстоит ситуация со спорами, в которых недостоверные сведения были распространены путем направления обращений, жалоб, и т.д. в государственные или муниципальные органы, поскольку в указанных случаях обязательным условием привлечения пациента к ответственности по ст. 152 ГК РФ будет являться наличие злоупотребления пациентом правом при обращении в государственный или муниципальный орган (а как показала практика, суды в большинстве случаев злоупотребления не находят). При этом следует учитывать, что суды расходятся в позиции относительно того, в каких случаях необходимо устанавливать наличие злоупотребления, а в каких нет (некоторые полагают, что злоупотребление должно быть только в том случае, когда лицо сообщило недостоверные сведения в официальном запросе, обращении и т.д. именно в государственные или муниципальные органы, а иные – что и в тех случаях, когда лицо направляло запрос, например, на имя главного врача государственного или муниципального медицинского учреждения). 

 «Лица, осуществляющие медицинскую деятельность в России, зачастую становятся жертвами клеветничества, оскорблений и иных действий, направленных на ущемление их чести, достоинства и деловой репутации. 

 При этом они редко обращаются за защитой своих прав и такое поведение «недобросовестных» пациентов становиться едва ли не нормой поведения. В связи с этим существует необходимость в правовом исследовании проблем привлечения к уголовной и гражданско-правовой ответственности пациента за клевету и (или) распространение порочащих недостоверных сведений о медицинском работнике или медицинской организации соответственно. 

 Проведенное исследование позволило выделить и описать механизмы наступления ответственности пациента за распространение порочащих сведений в отношении медицинского работника и медицинской организации, а также основания, исключающие ее наступление. Это первое всестороннее исследование в этой области. Специфика правоотношений в рамках оказания медицинской помощи связана с высокой степенью нервно-психического, эмоционального и физического напряжения как для лица, оказывающего медицинскую помощь, так и для лица, получающего ее. В связи с этим, зачастую, в рамках правоотношений пациент – медицинский работник – медицинская организация защиты требует не только пациент, но и медицинский работник, а в некоторых случаях и медицинская организация. Так, известно немало случаев применения пациентами (их родственниками) в отношении врачей и иных медицинских работников как физической силы, направленной на причинение вреда их жизни или здоровью (нанесение побоев, ножевых ранений, удержание работников скорой медицинской помощи в качестве заложников и т.д.), так и совершения клеветничества, оскорблений и иных действий, направленных на ущемление чести, достоинства и деловой репутации медицинского работника. 

 При этом сложившаяся судебная практика свидетельствует о том, что на сегодняшний день медицинские работники редко обращаются за защитой своих нарушенных прав, в связи с чем агрессия, неуважение и грубость со стороны пациента по отношению к медицинскому работнику «становятся едва ли не нормой поведения»

1. Отметим, что действующим законодательством Российской Федерации за ущемление чести, достоинства и репутации лица предусмотрена как гражданско-правовая ответственность (в соответствии со ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)), так и уголовная ответственность (в соответствии со ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ)). В настоящей статье будет представлено правовое исследование возможной уголовной (по ст. 128.1 УК РФ) и гражданско-правовой ответственности (по ст. 152 ГК РФ) пациента за клевету и (или) распространение порочащих недостоверных сведений о медицинском работнике или медицинской организации соответственно, описаны механизмы наступления ответственности, основания, исключающие ее наступление, представлены примеры из судебной практики. 

 Отметим, что обе рассматриваемые в настоящем исследовании статьи направлены на защиту чести, достоинства и деловой репутации лица. В связи с этим при разрешении споров по ним суды руководствуются Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее – Постановление № 3). Гражданско-правовая ответственность пациента за распространение порочащих сведений Как уже было отмечено выше, ущемление чести, достоинства и репутации лица, в том числе юридического, путем распространения порочащих недостоверных сведений может повлечь за собой наступление гражданско-правовой ответственности по статье 152 ГК РФ. Так, в ч. 1 и 9 ст. 152 ГК РФ установлено, что гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, а также возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений, если распространивший указанные сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Отметим, что ст. 152 ГК РФ распространяет свое действие также и на право защиты деловой репутации юридических лиц, в отношении которых были распространены порочащие сведения, несоответствующие действительности (при этом юридическое лицо вправе требовать опровержения порочащих сведений, а также возмещения убытков, а компенсации морального вреда – нет). Таким образом, из данной нормы ГК РФ можно сделать вывод о том, что пациент может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности по ст. 152 ГК РФ в том случае, если им было совершено распространение недостоверных сведений в отношении медицинского работника (или в отношении медицинской организации), то есть сведений, несоответствующих действительности, и, если такие распространенные сведения порочат честь, достоинство или деловую репутацию медицинского работника (деловую репутацию медицинской организации). При этом бремя доказывания по таким спорам распределено следующим образом (п. 9 Постановления № 3): истец обязан доказывать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск и порочащий характер распространенных сведений, а ответчик – соответствие действительности распространенных сведений. Авторами настоящей статьи был осуществлен анализ обширного массива судебной практики, по результатам которого был выявлен ряд примеров судебных дел по гражданским спорам между медицинскими работниками (а также медицинскими организациями) и пациентами в рамках ст. 152 ГК РФ. 

  Репутация в контексте ст. 128.1 УК РФ является приобретенной человеком общественной оценкой его достоинств, качеств и способностей6. В то же время в ст. 152 ГК РФ используется понятие деловая репутация, под которой понимается сопровождающееся положительной оценкой общества отражение деловых качеств лица в общественном сознании

 Распространение пациентом недостоверных (ложный) сведений о медицинском работнике или медицинской организации Из п. 7 Постановления № 3 следует, что под распространением порочащих сведений (в контексте ст. 152 ГК РФ и ст. 128.1 УК РФ) понимается, в том числе, опубликование таких сведений в печати, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. 

 Механизм распространения сведений может быть следующим: опубликование сведений на различных интернет ресурсах (форумах, социальных сетях, официальных сайтах государственных органов и т.д.), опубликование сведений в СМИ; сообщение сведений в официальных жалобах, письмах, обращениях в государственные или муниципальные органы (органы прокуратуры, Минздрав, Росздравнадзор, ФФОМС, и т.д.); сообщение сведений в жалобах, обращениях в медицинскую организацию (должностным лицам медицинской организации), в которой медицинский работник осуществляет трудовую деятельность. В качестве доказательств распространения могут служить копии жалоб, обращений, писем и т.д., в которых присутствуют порочащие сведения, свидетельские показания и пр. 

 При этом сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам. Важно то, что если недостоверные порочащие сведения были распространены пациентом при официальном обращении последнего с заявлением или жалобой, в государственные или муниципальные органы (в том числе при обращении в Роспотребнадзор, Росздравнадзор, прокуратуру, суды и т.д.) привлечь его к ответственности как по ст. 152 ГК РФ, так и по ст. 128.1 УК РФ возможно только в случае наличия с его стороны злоупотребления правом (т.е. если судом будет установлено, что лицо обращалось в государственный или муниципальный орган с целью реализовать свое право на обращение в указанные органы для защиты своих прав и законных интересов, то клевета отсутствует, как и отсутствуют основания для привлечения к гражданско-правовой ответственности по ст. 152 ГК РФ). В качестве злоупотребления правом (ситуации, когда обращение гражданина в государственные или муниципальные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением защитить свои права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу) гражданскими судами могут быть признаны следующие случаи, при которых пациент обращается с заявлениями, жалобами и т.д. в государственные или муниципальные органы: когда, несмотря на отрицательные результаты рассмотрения своих обращений, жалоб и пр., пациент все равно продолжает направлять новые письма, жалобы и т.д. в различные официальные инстанции по тем же вопросам; когда сведения, которые он распространяет были ранее опровергнуты судебным решением и т.д. При этом отсутствие факта злоупотребления правом при обращении пациентов в Росздравнадзор, прокуратуру и иные органы является наиболее частой причиной отказов в удовлетворении исков медицинских организаций и медицинских работников к пациентам в рамках ст. 152 ГК РФ. Это связано с тем, что суд все-таки в большинстве дел находит, что основной целью обращения пациента в государственные органы являлось не обвинение медицинских работников в совершении преступлений, правонарушений и т.д., а желание защитить свои права и охраняемые законом интересы. По всем же рассмотренным делам по ст. 128.1 УК РФ клевета отсутствовала, если сведения обвиняемым лицом были распространены в рамках обращения в государственный или муниципальный орган. 

 

Порочащий характер распространенных сведений Порочащими сведениями (как в рамках ст. 152 ГК РФ, так и по ст. 128.1 УК РФ) могут быть признаны, в частности, сведения, содержащие утверждения о нарушении лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, или общественной жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина (либо юридического лица по ст. 152 ГК РФ) (п. 7 Постановления № 3). Порочащими (как в рамках ст. 152 ГК РФ, так и в рамках ст. 128.1 УК РФ) являются, в частности, следующие утверждения, умаляющие честь, достоинство или репутацию медицинского работника: был в состоянии алкогольного или наркотического опьянения при оказании медицинской помощи; отказал в оказании медицинской помощи; нанес пациенту побои и т.д.; взял с пациента оплату за медицинскую помощь, которая должна была быть оказана бесплатно в рамках ОМС; «вымогал» у пациента деньги за оказание ему медицинской помощи вне очереди (или по иным причинам); сфальсифицировал медицинские документы или результаты медицинского осмотра; оказал медицинскую помощь некачественно; вел себя неэтично (оскорблял пациента и т.д.); виноват в смерти пациента (или в причинении ему вреда, усугублении течения болезни и т.д.). 

 Существующая судебная практика по ст. 152 ГК РФ свидетельствует о том, что суды обращают также внимание на то, в какой форме данные сведения были изложены ответчиком (корректно ли описаны сведения, есть ли оскорбления, нецензурные выражения и т.д.), были ли объективные причины пациенту писать такие сведения или нет и т.д. Не могут быть признаны порочащими сведениями те сведения, которые по своему содержанию и смыслу являются личной оценкой ответчика деятельности истца, которая может быть подвергнута критике (следовательно, за распространение такой личной оценки не может быть ответственности ни по ст. 152 ГК РФ, ни по ст. 128.1 УК РФ). Это связано с тем, что указанные фразы и выражения невозможно проверить на предмет соответствия действительности, поскольку требование доказать достоверность оценочного суждения является невыполнимым и само по себе нарушает свободу выражения мнения, которая является основополагающей частью права, гарантированного ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, соответственно, данные сведения не могут рассматриваться как умаляющие честь и достоинство истца в общественном мнении или мнении отдельных лиц, не дискредитируют истца, не наносят вреда его репутации, не затрагивают моральный статус, доброе имя, а также не влияют на объективную оценку окружающими. В исследованной авторами настоящей статьи судебной практике не было обнаружено ни одного конкретного примера такого выражения, которое было бы признано судом именно личной оценкой. 

 По нашему мнению, примерами таких выражений (личных оценок) могут быть, например, следующие: врач пренебрежительно смотрел, не старался услышать и понять все мои жалобы, специально сделал укол больно, пугал меня возможными последствиями моей болезни и т.д. Несоответствие распространенных сведений действительности (их ложность) Не соответствующими действительности сведениями (как и ложными сведениями) являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. 

  Заключение Таким образом, на основании произведенного в настоящей статье правового исследования, заключаем следующее.

  В настоящее время уже существует положительная судебная практика по делам о привлечении пациента (его родственников, законных представителей) к гражданско-правовой ответственности по ст. 152 ГК РФ за распространение недостоверных порочащих сведений как о медицинском работнике, так и о медицинской организации. 

 Судебные постановления по таким делам свидетельствует о том, что для медицинского работника (медицинской организации) существует достаточно высокая вероятность того, что иск о защите чести, достоинства и деловой репутации будет удовлетворен, если порочащие сведения были распространены пациентом в сети Интернет или же посредством направления жалоб, писем, обращений и т.д. непосредственно руководству медицинской организации, в который медицинский работник осуществляет трудовую деятельность. 

 Намного сложнее обстоит ситуация со спорами, в которых недостоверные сведения были распространены путем направления обращений, жалоб, и т.д. в государственные или муниципальные органы, поскольку в указанных случаях обязательным условием привлечения пациента к ответственности по ст. 152 ГК РФ будет являться наличие злоупотребления пациентом правом при обращении в государственный или муниципальный орган (а как показала практика, суды в большинстве случаев злоупотребления не находят). При этом следует учитывать, что суды расходятся в позиции относительно того, в каких случаях необходимо устанавливать наличие злоупотребления, а в каких нет (некоторые полагают, что злоупотребление должно быть только в том случае, когда лицо сообщило недостоверные сведения в официальном запросе, обращении и т.д. именно в государственные или муниципальные органы, а иные – что и в тех случаях, когда лицо направляло запрос, например, на имя главного врача государственного или муниципального медицинского учреждения). 

 Сообщаем, что, если суд удовлетворит иск медицинского работника или медицинской организации и привлечет пациента к ответственности по ст. 152 ГК РФ, пациент будет обязан возместить судебные расходы и понесенные убытки. В случае, если истцом являлся медицинский работник, последний может также претендовать на компенсацию пациентом морального вреда (однако в найденных нами судебных решениях суммы таких компенсаций были невелики – максимум – 10 000 рублей). Что касается вопроса о возможности привлечения «недобросовестного» пациента, распространившего ложные, порочащие сведения в отношении врача (или иного медицинского работника) к уголовной ответственности за клевету, необходимо учитывать следующее. 

 Полагаем, что отсутствие таких уголовных дел (по крайней мере нам не удалось найти таковых примеров) в отношении пациентов связано с правовой природой преступления клевета, а также с правовой природой правоотношений между пациентом и врачом и характером сведений, которые, как правило, распространяют пациенты, недовольные врачом, оказанной медицинской помощью и т.д. 

 Так как было указано выше, субъективная сторона данного преступления предусматривает наличие прямого умысла на его совершение, а прямой умысел предполагает, в том числе, то, что пациент должен заведомо понимать ложность распространяемых им сведений, а природа распространения «недоброжелательных» ложных сведений о враче пациентом, как правило, опосредована недовольством последнего от полученной медицинской помощи (когда пациент, например, сообщает, что медицинская помощь ему была оказана некачественно, что назначались дополнительные анализы, чтоб «выманить деньги» и т.д.) и оказывается заблуждением пациента, поскольку тот считает, что был прав (т.е. нет прямого умысла на клевету, заведомости). 

 Кроме того, по делам о клевете (как и по гражданским делам о защите чести, достоинства и деловой репутации) не могут быть признаны порочащими сведениями те сведения, которые по своему содержанию и смыслу являются личной оценкой лица относительно деятельности другого лица, которая может быть подвергнута критике. Таким образом, за распространение такой личной оценки не может быть ответственности по ст. 128.1 УК РФ, поскольку указанные фразы и выражения невозможно проверить на предмет соответствия действительности.

  Также следует учитывать, что если пациент оклеветал врача посредством указания ложных, порочащих сведений в официальном обращении, жалобе и т.д. в государственный или муниципальный орган, ответственность за клевету (как и гражданско-правовая ответственность по ст. 152 ГК) возможна только в том случае, если имело место злоупотребление правом.+ При этом полагаем, что, несмотря на отсутствие в настоящее время такой судебной практики, уголовное дело о клевете в отношении «недоброжелательного» пациента все-таки может быть возбуждено (и, теоретически, такой пациент может быть осужден за клевету), если его действия по распространению порочащих врача (или иного медицинского работника) сведений содержат все указанные выше элементы состава преступления, предусмотренного ст. 128.1 УК РФ. 

 Источик: kormed.ru Автор: Полина Габайhttps://medrussia.org/6760-klevetu-v-adres-medikov/#hcq=5akhhqq

 

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика