blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Евгений Меньшиков: о муниципальном фильтре, втором туре и партийной жизни (21.07.2017)

21.07.2017


На этой неделе кандидаты на пост главы республики должны либо пройти регистрацию, либо признать, что муниципальный фильтр им преодолеть не удалось. О некоторых особенностях местной партийной жизни – наш сегодняшний разговор с партийцем со стажем Евгением Меньшиковым.

 - Евгений Иванович, вы десять лет возглавляли в Бурятии региональное отделение партии «Правое дело». Что произошло и почему вы сегодня в соответствии с символикой ЛДПР - коротко стриженный, в желтой рубашке и синем галстуке? И это притом, что в 2011 году, когда Жириновский приезжал в Улан-Удэ, писали, будто вы с ним поспорили, после чего Владимир Вольфович приказал вызвать вам реанимацию и удалить из зала. Это правда?

 - Правда. Я отношусь к этому как к одной из ступеней моего политического развития. Не секрет, что политическая система в нашей стране выстроена, четко управляется из Кремля и на очередном этапе было принято решение сменить руководство партии. Новое руководство в лице уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова выступило с предложением поменять название на «Партию роста», что вызвало по регионам массу недовольства. Когда я пришел сюда в январе  2007 года, партия называлась «Свободная Россия» и лидером ее был Константин Бабкин. Буквально через три месяца партия стала называться «Гражданская сила» (руководитель Михаил Барщевский), а через три года «Гражданская сила» стала одним из соучредителей новой партии «Правое дело». Появились такие политики, как масон Андрей Богданов, монархист-актер Иван Охлобыстин и другие люди с совершенно разными взглядами, которые приходили и уходили. Когда Михаил Прохоров увидел, какое недовольство встретило его желание поменять название партии, он не стал этого делать. О чем говорить, когда даже обо мне создалось впечатление, что я меняю партии, как перчатки, хотя все десять лет находился по сути в одной и той же партии. Поэтому когда в очередной раз, за полгода до выборов нам сказали, что надо сменить название и стать «Партией роста», я решил, что с меня хватит.

 - Недавно прилетевший из Европы Лазарь Бартунаев рассказал, что, например, во Франции три человека, встретившись в автобусе, могут тут же пойти и зарегистрировать свою партию. Что мешало вам после стольких лет партийного строительства пойти и создать собственную партию? Почему вы пошли в ЛДПР и как поступили другие региональные отделения «Правого дела»?

 - Когда-то создать партию было проще простого. Потом был период, когда на плаву остались только парламентские партии, получающие деньги из бюджета. После некой либерализации во времена Медведева вместо 7 партий вновь появилось 70 партий, но возникли иные трудности. Надо зарегистрировать отделения в большей половине субъектов федерации, то есть посадить там людей, провести определенную документальную работу. Тот же муниципальный фильтр. Если говорить начистоту, это барьер, который власть всегда может включить, особенно для такой несистемной оппозиции, как «Парнас», партия Навального.   

   Поэтому сегодня куда проще воспользоваться уже готовой партией, чем создавать новую. У того же Бориса Титова была своя общественная организация «Деловая Россия», на базе которой он мог создать новую партию, но ему как политику нужна была партия с историей, которая ассоциировалась бы с яркими личностями, хоть какими-то делами. Андрей Богданов вообще открыто говорил, что создает партии «под ключ», чтобы их продавать. Формально «Партия роста» была создана на базе «Правого дела», а по факту – с нуля. Бурятское отделение не перешло в «Партию роста», и точно также сделали почти все другие региональные отделения, во всяком случаев Сибири и Центральной России. Точно знаю, что председатель Иркутского отделения ушел в никуда, там вообще очень часто менялись руководители. В Забайкальском крае в последнее время регионального отделения вообще не было.

 Кстати, тогда в «МК» вышла информация, что Титов отстранил меня от должности. На самом деле это было решение нашего политсовета – выйти из «Правого дела» и объединиться с ЛДПР. Пойти к коммунистам мы не могли по определению, а «Единая Россия», считаем, себя уже исчерпала. Конечно, до того я позвонил тогдашнему координатору региональным отделением по Бурятии ЛДПР Александру Кореневу. Он сказал: «Добро пожаловать!» Другой вопрос, что почти тут же Коренева поменяли на Дороша.

 - Как только вы стали членом ЛДПР, вы возглавили Институт мировых цивилизаций Владимира Жириновского, как это произошло?

 - Вот уже 16 лет я в профессиональной сфере занимаюсь дистанционным образованием, и однажды в Москве зашел в Институт мировых цивилизаций и своим глазами увидел, что делает Жириновский для народа. Его лозунг – чтобы высшее образование было доступно для всех, поэтому поступить на первый курс института может каждый бесплатно. Не секрет, что не всегда в школе ребенок учится хорошо, у него есть возможность раскрыть своей потенциал, но попадая в высшее учебное заведение все становится по – другому. Общежитие предоставляется бесплатно. Институт мировых цивилизаций – это прототип народного МГИМО и РУДН. По итогам первого курса отличники учатся бесплатно дальше, все остальные – за плату. Любой студент ИМЦ может пройти практику в Госдуме или Совете Федерации.  В институте есть и дистанционная форма обучения, которая позволяет жителям российской глубинки без выезда в Москву получить высшее образование, ее цена вполне доступна – 25 тыс. в год.

 - Зато смело можно назвать партию ЛДПР зоной, свободной от клановой борьбы поскольку разводить там эту борьбу просто некому. Что вы принесли в ЛДПР, имея в виду, сколько человек пришло вместе с вами и что это за люди? К примеру, Иркутск может похвастаться, что в рядах их «Правого дела» был Ерощенко. А каковы ваши результаты десятилетней деятельности?

 - В рядах «Правого дела» по Бурятии состояло примерно 700 человек, то есть мы входили в шестерку ведущих партий республики. Из них вместе со мной из активных членов «Правого дела» вступили в ряды ЛДПР человек 10. К примеру, в сентябре 2016 года наш Александр Пузырьков уже как член ЛДПР выиграл выборы депутатов Шалутского поселения в Тарбагатайском районе. Кстати, тот же Пузырьков сейчас выдвинул свою кандидатура на выборах по городскому округу №25. Что касается остальных членов «Правого дела», они пока находятся в сторонниках ЛДПР. Все таки вот так просто сделать шаг и поменять одну партию на другую может не каждый.

 Если подводить итоги десятилетней работы «Правого дела» в целом по стране, то на первом месте, конечно, будет Дагестан, где в 2010 году партия стала второй после «Единой России», получив на выборах в республике 276 мандатов. Однако в Дагестане своя специфика, там руководитель оказался близок к клану, из которого происходил тогда действующий глава республики, и этим все сказано. Даже на выборах в Заксобрание им удалось преодолеть 5-процентный барьер. 

 Что касается Бурятии, то при 1 проценте голосов в целом по стране, мой личный результат по одномандатному округу был от 5 до 12 процентов. В 2006 –ом на выборах по Калашниковскому округу, где победил Геннадий Доржиев, у меня было12 процентов. В 2013 году на выборах депутатов Народного Хурала по округу №17 – 6 процентов (победил ректор ВСГУТУ Владимир Сактоев), в 2014 году на выборах депутатов Улан-Удэнского горсовета – 12 процентов (победу одержала Людмила Пахомова).

 Кроме того, мы всегда выступали на страже малого предпринимательства, нам удалось снизить для предпринимателей страховые взносы в социальные фонды. Помните, взносы повысили в 2 раза, в день приезда в Бурятию Владимира Путина мы выступили с одиночными пикетами, и Путин поменял решение.

 - Почему Бобкову удалось сделать депутатами Мельчакова, Шуляка, а «Правому делу» не удалось? И если бы «Правое дело» сейчас существовало, вы бы прошли муниципальный фильтр?

 - В данном случае речь идет о парламентской партии, где сильные лидеры, стабильное финансирование и где всегда легче заручиться поддержкой спонсоров, которые часто и становятся депутатами. Мне заручиться такой поддержкой не удалось. Пройти муниципальный фильтр региональное отделение «Правого дела» могло бы в том случай, если бы ему помогли, как помогают сегодня, наверное, Бато Багдаеву, Дорошу и другим. Я думаю, что только партии Цыденова и Мархаева смогли самостоятельно собрать подписи депутатов.

Выбор пал на ЛДПР, в том числе и потому, что это на сегодня самая динамичная партия в том смысле, что там реально работает социальный лифт. Яркий пример в Бурятии – Татьяна Берлина. На последних выборах в Госдуму от ЛДПР по Забайкальскому краю прошли сразу два депутата, один из которых начинал простым юристом регионального отделения - выигравшая выборы по одномандатному округу Василина Кулиева, а второй - журналист Юрий Волков, который является куратором и нашего региона. 

 - Как вы думаете, почему тогда региональное отделение ЛДПР по Бурятии не смогло провести в ГосДуму ни одного кандидата? Почему такие печальные результаты по округу №16? Куда делись прежние координаторы отделения Александр Коренев, Валерий Новиков? У вас лично с Дорошем какие разногласия?

 - Сегодня уже можно сказать, что Бобков был достаточно авторитарным человеком, этаким маленьким Жириновским, оставившим свой след в партийной истории. Некоторые до сих пор считают, что местным ЛДПР руководит Бобков. К сожалению, его последователям справиться с этой задачей пока не удалось. Я считаю, что сегодня региональное отделение ЛДПР является игрушкой в руках миллиардера Михаила Слипенчука, потому что Сергей Дорош до сих пор работает на высоких должностях в «Метрополе». Скандал разгорелся после того, как я заявил, что собираюсь выдвинуть свою кандидатуру на выборах главы республики. Такое же желание высказал еще один член партии Буянин, который раньше возглавлял здесь партию «Родина». Но Сергей Дорош фактически поставил нас перед фактом, что кандидат от партии выдвинут только один (это он), кандидат согласован с Москвой, поэтому никакой альтернативы быть не может.

 В мою поддержку выступили председатель ревизионной комиссии в региональном отделении Борис Поняев, член координационного совета БРО ЛДПР, старейший член партии Сергей Чукреев, тот же Буянин и многие другие члены партии. Поскольку Дорош был председателем того собрания, мою кандидатуру даже не включили в бюллетень для голосования. Не удивительно, что когда было принято решение назначить Дороша координатором, партийцы выступили против, в результате чего Коренева, Трифонову и других исключили из партии, что никак не улучшило ситуацию. Сейчас в региональном отделении острая внутрипартийная дискуссия, позиции его ослаблены, четкой работы нет. Перестала издаваться в Бурятии партийная газета, перестали работать местные отделения во многих районах, которые там раньше были.

 На конференции говорили, в том числе и о том, что работа на округе №16 не велась практически никакая. При рейтинге партии в 14 процентов личный результат Дороша составил 3,67 процента, что недопустимо для лидера, который должен на таких выборах хотя бы подтвердить рейтинг партии. Вообще я прогнозирую, что после сентябрьских выборов произойдет смена руководства Бурятского регионального отделения ЛДПР.

 - Как вы думаете, на этих выборах возможен второй тур и что будет в этом случае?

 - Второй тур возможен. Чтобы это не произошло, выставляют Багдаева, который должен оттянуть голоса у Мархаева. Дорош как единственный русский, но политически слабый кандидат планируется стать транзитом в руках партии власти по передачи голосов от сторонников ЛДПР к Цыденову. Другой вопрос, получится ли это? Если будет второй тур, то победит Мархаев, опять же если сумеет сплотить вокруг себя оппозицию. Объединение может произойти, в частности, и по такому вопросу, как кадровая политика врио. И речь не столько о профессиональных способностях, сколько о возрасте нашего правительства. Условно говоря, при Потапове, которому тогда было 70, карьеру делали 50-60 - летние, при Наговицыне – тенденция продолжилась, не считая нескольких 35-летних членов правительства, которые были делегированы Наговицыну для создания декорации «молодежного правительства» несколькими кланами. Какая будет осуществляться кадровая политика при Цыденове, которому 42, пока непонятно.

 

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика