blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Школа Саганова. В селе Харбяты Тункинского района прошли памятные мероприятия, посвященные 80-летию Владимира Саганова (31.07.2016)

31.07.2016


 В этом году республика отмечает юбилей одного из выдающихся деятелей общественной, государственной и политической жизни Бурятии Владимира Саганова. В самом центре Улан-Удэ, по соседству со сквериком Модогоева, открыт памятник Саганову, переиздана книга, прошли памятные мероприятия, куда по некоему стечению обстоятельств съехалась, кажется, вся республика. Каким запомнился Саганов тем, в чьей судьбе он когда-то принял самое активное участие? Как они, в свою очередь доросшие до вершин, сравнимые с сагановскими, воспринимают сегодня его слова, дела и поступки? С этими и другими вопросами мы обратились к тем депутатам Народного Хурала, кто посчитал за свой долг прибыть в дни юбилейных мероприятий на родину Саганова, в село Харбяты Тункинского района.

Цырен-Даши Доржиев, председатель Народного Хурала:

— Повезло тому, кто встретил в жизни своего учителя — в школе, профессии, политике. Таким учителем стал для меня Владимир Бизьяевич Саганов. Он был настоящим лидером, непререкаемым авторитетом. О нем знали в республике все, потому что председатель Совета министров, глава тогдашней исполнительной власти, курировал все хозяйства республики, проводил в районах партийно-хозяйственные активы. Прошедший все ступени карьерного роста от заведующего МТФ до председателя Совета министров, он не просто знал по именам многих передовиков производства: чабанов, доярок, рабочих и т.д., бывал у них в гостях, интересовался жизнью, прекрасно разбирался в любых вопросах. Однажды приехал в наше хозяйство и провел балансовую комиссию, в результате которой работа коллектива была оценена положительно. Собственно так мы и познакомились.

На дворе было начало 90-х годов, наступил переходный период, роль партии ослабла, многие полномочия были переданы Совету министров. Тогда с января 1994 года Советом министров назначался глава районной администрации, и В.Б.Саганов высказался за мою кандидатуру, хотя были кандидатуры и старше, и более опытнее, но он остановил свой выбор на мне. Думаю, я был последним из его назначенцев, мне был 31 год. Через год я пошел на прямые выборы, избрался и, уже будучи главой Еравнинского района, часто заходил к В.Б.Саганову за советом, когда он занимал должность председателя бюджетного комитета Народного Хурала. Всегда у него на столе были газеты, свежая периодика и карандаши, которыми он делал пометки и правки. Интересно, что позже я тоже был избран председателем этого же комитета.

Человек потрясающей эрудиции, он мог на равных разговаривать по любому вопросу, в любой области мог запросто поставить в тупик самого подготовленного оратора. Помню, вышел спор, как лучше назвать организацию (-бур или -бурят), к примеру, бурснаб или бурятснаб. Саганов вышел на трибуну и говорит:

— Знаете Херсонскую область? Как вы думаете, как там называется организация — херсонснаб или по-другому?

Все рассмеялись и утвердили Бурятснаб.

Я убежден, что Владимир Бизьяевич навсегда останется в памяти народа как человек, много сделавший для республики. Лучшим памятником для нашего великого земляка станет претворение в жизнь его замыслов о том, как сделать жизнь в Бурятии лучше.

Бато Семенов, депутат Народного Хурала:

— В 1986 году в 26 лет меня общим собранием совхоза «Михайловский» в Закаменском районе избрали директором. Тогда система была партийная — назначенные директора должны были пройти процедуру утверждения на бюро обкома. Анатолий Михайлович Беляков был первым секретарем, за столом в числе прочих сидел и Саганов. Когда меня спросили, какие у меня будут вопросы, я попросил достроить сельскую школу. Объект много лет был законсервирован, село большое, школа нужна. Когда Саганов услышал это, то поднял голову и сказал: интересно, все говорят о производственных вопросах, а этот молодой директор совхоза беспокоится о школе, которая к нему даже не относится. Сейчас же иди к Константину Арташесовичу Восканянцу (начальник УКСа Госагропромсоюза), скажешь ему, чтобы завтра в 8 был возле вашей школы.

Восканянцу надо было назавтра ехать в Тунку, он не сказал мне ни да, ни нет, однако утром я по какой-то интуиции проснулся ни свет ни заря и решил на всякий случай заглянуть на ферму в своем совхозе. Когда я к 7 утра дошел до фермы, Саганов был уже там, все посмотрел, со всеми поговорил. В 8 мы нашли Восканянца уже шагающего по недостроенной школе… Сегодня, чтобы правительству выехать в район, нужно собрать кортеж машин, журналистов, по приезде обязательно вручить хадак, а тогда люди такого уровня могли вот так просто поменять все свои планы, приехать и решить вопрос. Чтобы достроить эту школу, в помощь закаменскому ПМК отправили мощнейшую технику, которую на селе никто тогда еще не видел. Через пару лет запустили школу на 620 мест, которая стоит и сегодня.

Когда партию закрыли, наступила пора выборов, меня, приезжего из Мухоршибирского района парня, выбрали председателем райисполкома Закаменского района, и я знаю, что это было решение Саганова. Тогда по двум районам — Закаменскому и Заиграевскому — были альтернативные выборы, вместе со мной на выборы шел выходец из Закаменска и бывший первый секретарь райкома партии Владимир Дашиевич Порхоев. Итог был такой, что из 50 депутатов райсовета 45 проголосовали за меня.

Кстати, заседания Совета министров тогда проходили с обязательным участием глав районов с 10 до 18-19 вечера. Это была своего рода школа Саганова, где мы, молодые управленцы, учились всему. Было тогда такое понятие, как «доводка», довести запланированное до конечного результата, в чем Саганову не было равных.

Леонид Турбянов, депутат Народного Хурала:

— Все говорят, что Владимир Бизьяевич Саганов был выдающийся общественный, государственный и политический деятель. Я хочу убрать из этого ряда слово политический, потому что политиком он не был в том плане, что не умел лукавить, приспосабливаться и обходить острые углы. По этой причине проигрывал выборы.

Впервые мы познакомились, когда в 1990 году я стал председателем Мухоршибирского райисполкома, а он второй раз стал председателем Совмина, и у нас с Сагановым получился жесткий разговор. Он заявил тогда, что за что-то снимет меня с работы, на что я ему в той же манере ответил, что он права не имеет, потому что меня избирал райсовет, то есть народ.

Однажды Саганов неожиданно пригласил нашу семью к себе домой. Так я в первый раз попал в семью Саганова, где он лично руководил процессом приготовления гостевого обеда, а потом мы пошли в театр оперы и балета, где было открытие театрального сезона. Он очень любил театр, не пропускал ни одной премьеры ни в русском драмтеатре, ни в бурятском. Вообще при всей своей жесткости он был очень тонкой душевной организации, настоящим интеллигентом, ценил женскую красоту, великолепно разбирался в искусстве, культуре и вообще был незаурядной личностью.

Ардан Ангархаев, автор книги «Владимир Саганов: штрихи к портрету», «Политические и экономические перемены: национальное и индивидуальное. В.Саганов: осуществленное и непретворенное»:

— Первый раз я увидел Саганова на железнодорожном вокзале, когда был студентом. Он вместе с другими партийными деятелями запросто стоял впереди меня в кассу в очереди за билетами. Сегодня такое можно представить с трудом. Вдруг кто-то из них обронил монетку, они начали осматривать пол, и тут я возьми и скажи по-бурятски: оказывается, даже начальство монетки ищет. Саганов тогда взглянул на меня своим особенным, с прищуром взглядом, но промолчал.

Потом в 1978 году, когда я уже как молодой писатель состоял в союзе писателей Бурятии, в Улан-Удэ проходило выездное заседание секретариата писателей СССР. В президиуме сидели Модогоев, Саганов, председатель президиума Верховного Совета БурАССР Бато Семенов. После заседания, проходя мимо меня, Саганов вдруг взял меня за руку и сказал по-бурятски, что я молодец, так держать. Мне был 31 год. Я долго потом вспоминал этот момент и пришел к выводу, что если бы я был председателем Совета министров, то, наверное, никогда бы не подошел к такой вот зеленой шпане.

Потом меня назначили директором бурятского книжного издательства, у меня уже было двое маленьких детей, 80-летний отец. Снимали квартиру, получить жилье нечего было и думать. По совету председателя нашего союза Николая Гармаевича Дамдинова я решился сходить к Саганову. Тогда вместо охраны на первом этаже Совмина дежурила женщина, сержант милиции. Она выслушала мою просьбу, сходила все узнала и пригласила меня подняться. Саганов выслушал мою просьбу, куда-то позвонил, попросил кого-то помочь, но вопрос мой так и не решился. Через полтора года я пошел к нему второй раз. Он очень удивился, что я опять с той же просьбой. Председателем горисполкома тогда был Убеев, он лично ему позвонил, и через месяц я получил 3-комнатную квартиру в самом центре города.

Знаю, что когда Саганов официально ушел на пенсию, Степан Калмыков предлагал ему преподавательскую работу в БГУ, но Владимир Бизьяевич отказался, у него была совсем иная натура.

Ким Жапович Маланов, с 1980 по 1997 гг. первый замминистра здравоохранения Бурятии:

— Саганов поражал глубокими знаниями абсолютно в любой области и мог с ученым разговаривать о науке, с танцором — о балете, с врачом — о здравоохранении. На его столе всегда были газеты, журналы, он работал над собой каждый день, и это поражало. Совет министров находился там, где сейчас располагается министерство экономики, и вечером его можно было видеть идущим домой пешком с папкой, где обязательно лежали бумаги, газеты, которые требовалось еще просмотреть. Старые люди говорили, что Саганов — это перерожденец святого и такие люди появляются раз в сто лет. В жизни много талантливых и умных, много таких было и вокруг Саганова, но что касается нашей малой родины — Тункинской долины, никто до сих пор так и не проявил себя ярче, чем сделал это он. В шутку здесь даже говорят: выше Саганова могут быть только Саянские горы. Жизнь таких людей всегда складывается непросто, может быть, в этом причина и трагической судьбы Саганова, и того, что он не оставил после себя преемника, впрочем, как не оставили его ни Модогоев, ни Потапов.

Аламжи Сыренов, председатель райсовета Тункинского района:

— Удивительнее всего то, что прошло уже очень много лет после ухода от нас Саганова, а интерес к этой личности не только не затухает, а становится все больше. Он мог бы стать блестящим ученым, производственником, партийным функционером, но его душа принадлежала одному только народу. Он не боялся после окончания института встать на трибуну, призвать молодежь на поля и фермы, а затем возглавить не самую передовую ферму, объединить людей и сделать это хозяйство не просто лучшим в районе, а в республике.

В трудные 90-е годы многие помнят, как он приезжал в район. Люди жаловались на отсутствие зарплаты, на то, что закрываются производства, а он говорил — учитесь рыночным механизмам, начинайте сами зарабатывать на ягодах, грибах, натуральных продуктах. Никто не верил, но прошли годы, и все, что он говорил, сбылось. Многие сегодня выживают за счет леса, фермерства, туристов и хранят память о великом сыне Тункинской долины Владимире Саганове.

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика