blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Сергей Басаев выяснил, почему Татьяна Никитина пишет про театр Бурятской драмы (22.06.2016)

22.05.2016


 Автор Сергей Басаев, статья «Ученые "реабилитировали" спектакль Бурдрама» (http://asiarussia.ru/news/11963/)

Специалисты Института монголоведения, буддологии и тибетологии (ИМБиТ) СО РАН дали научное экспертное заключение на спектакль Бурятского театра драмы "Ветер минувших времен" (режиссер Саян Жамбалов) об Уржине Гармаеве.

В последние полтора года Бурятский театр драмы имени Хоца Намсараева не раз подвергался публичным нападкам со стороны корреспондента газеты "МК в Бурятии" Татьяны Никитиной. Журналистка написала целую серию эмоциональных критических статей и писем-жалоб (доносов?) в государственные и надзорные органы, касающихся деятельности известной в сфере культуры Бурятии семьи Саяна и Эржены Жамбаловых.

Напомним, что Эржена Жамбалова в настоящее время является художественным руководителем, а Саян Жамбалов - одним из режиссеров-постановщиков Бурдрама. Там же работает и их дочь, режиссер и композитор Сойжин Жамбалова.

История конфликта

Первоначально Татьяна Никитина обвиняла Эржену Жамбалову в нарушении федерального закона о госслужбе, запрещающего работу в одном чиновничьем коллективе близких родственников при условии непосредственного подчинения их друг другу.

Однако министр культуры Бурятии Тимур Цыбиков в своем официальном ответе на письмо журналистки "МК в Бурятии" разъяснил ей то, что члены творческой семьи Жамбаловых государственными служащими не являются и действие российского закона "О государственной и муниципальной службе" на них не распространяется.

- Действующим законодательством Российской Федерации и Республики Бурятия не установлены ограничения и запреты в части близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители, дети супругов и супруги детей) при поступлении и осуществлении трудовой деятельности в государственных учреждениях, в том числе, учреждениях культуры, - сообщается в ответе Тимура Цыбикова.  

Кроме того, министр культуры Бурятии на всякий случай сообщил журналистке (может же не знать!) о том, что в истории театра России есть множество примеров творческих семейных династий, представители которых служили в одном театре. Это династии Волковых, Москвиных-Тархановых, Баталовых, Книппер-Чеховых, Симоновых, Дуровых, Райкиных, Дворжецких, Абдуловых, Ефремовых и многих других. Есть такие примеры (семейные пары и родители с детьми) и во всех пяти государственных театрах Бурятии, включая театр кукол "Ульгэр" и театр песни и танца "Байкал". И семья Жамбаловых - это только один из таких примеров успешных творческих династий.

После первой неудавшейся атаки на семью Жамбаловых Татьяна Никитина продолжила третировать их, спекулятивно используя уже "патриотическую" и "национальную" тему. На этот раз она обвинила Жамбаловых ни много, ни мало в "неофашизме"! На том основании, что в репертуаре Бурятского театра драмы есть спектакль "Ветер минувших времен" (режиссер Саян Жамбалов), одним из героев которого является, по мнению Никитиной, "фашист", "враг Советского государства" и "генерал японской армии" Уржин Гармаев.

Татьяна Никитина инициировала ряд писем в государственные инстанции, подписанные введенными ею в заблуждение общественниками, с требованием запретить показ спектакля "Ветер минувших времен" (Үнгэрһэн сагай һэбшээн) и исключить его из репертуара Государственного Бурятского театра драмы имени Хоца Намсараева.

Министерство культуры на этот раз (в ответе на открытое письмо общественников) вновь разъяснило Татьяне Никитиной то, что "в соответствии с действующим законодательством органы государственной власти как на федеральном, так и на государственном уровне не вмешиваются в репертуарную политику театров", то есть, не имеют законных полномочий запретить или изъять из репертуара Бурдрама спектакль Саяна Жамбалова.

Кроме того, Министерство культуры Бурятии сообщило журналистке о том, что "необходимо повышать взаимную ответственность всех заинтересованных сторон по соблюдению п.1 ст. 44 Конституции Российской Федерации, которая гарантирует каждому свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, а также по обеспечению социальной стабильности в обществе".

За что невзлюбила

Другими словами, Татьяне Никитиной посоветовали не разжигать межэтническую, политическую и социальную вражду в обществе, публикуя статьи, наполненными многочисленными историческими, фактическими, логическими ошибками (об этом АРД писал), спекулятивными политическими оценками, а также явными измышлениями.

Поскольку причины столь настойчивых и явно лично мотивированных попыток дискредитации семьи Жамбаловых со стороны Татьяны Никитиной не поддавались разумному объяснению, нельзя было исключить, что эти измышления были обусловлены мотивами мести и личной неприязни. Корреспондент АРД попытался выяснить у участников конфликта, как такие мотивы могли возникнуть.

И выяснилось следующее. Эржена Жамбалова сообщила АРД о том, что она, оказывается, в свое время отказалась от предложения Татьяны Никитиной участвовать на платной основе в работе ее избирательного штаба на выборах.

Семья Жамбаловых сегодня проживает на территории тех избирательных округов, в которых Татьяна Никитина выдвигалась в качестве кандидата в депутаты. И Эржена Жамбалова, как известная актриса и режиссер, а также просто популярная личность, много сделавшая для искусства и культуры Бурятии, должна была, по мнению Татьяны Никитиной, поддержать ее на выборах и принести ей лишние голоса избирателей (условно, "женские" и "бурятские" голоса).

Напомним, что Татьяна Никитина на последних выборах дважды неудачно пыталась получить от избирателей одного из одномандатных округов в Улан-Удэ депутатский статус в Народном Хурале Бурятии (выборы 2013 года) и в Улан-Удэнском городском Совете депутатов (выборы 2014 года). Однако сделать ей это не удалось. На выборах Татьяна Никитина набирала каждый раз незначительное количество голосов избирателей (в пределах статистической погрешности) и ни в Хурал, ни в горсовет, естественно, не прошла.

Свой же отказ участвовать (повторюсь, за вознаграждение) в избирательной кампании Никитиной художественный руководитель Бурдрама объяснила тем, что она, к сожалению, "не знает" кандидата, и "поддерживать незнакомого человека не в ее правилах". Даже за деньги.

Узнай Никитину!

И вот теперь, в результате той кампании публичной травли и шельмования оболганного спектакля, которая продолжается на протяжении почти двух лет, не только Эржена Жамбалова, но и ее вообще далекие от политики супруг и дочь, а также весь коллектив Бурятского театра драмы хорошо узнали, кто такая журналист Татьяна Никитина.

В процесс выявления засевших в Бурдраме "неофашистов" вовлечены сегодня председатель Совета ветеранов Бурятии Ревомир Гармаев, который вместе с Никитиной пишет жалобы во все инстанции, руководитель Бурятского штаба движения "Бессмертный полк" Дмитрий Брянский, а также члены национальных общественных организаций "Русская община", "Общество русской культуры", "Русский культурный центр", инициативной группы по установлению в Улан-Удэ памятника казакам-"первопроходцам".

Причем, никто не отказывает "антифашистам" Татьяне Никитиной и Ревомиру Гармаеву в праве подать в суд иск о внесении сценария спектакля "Ветер минувших времен" в федеральный список экстремистских материалов, что могло бы стать основанием к запрету показа этого художественного произведения на сцене российских театров. Однако эти деятели почему-то этого не делают, а продолжают публиковать в прессе свои эмоциональные измышления в адрес авторов спектакля и писать жалобы чиновникам и депутатам.

Близорукой в этой ситуации выглядит позиция редакторов еженедельника “Московский комсомолец в Бурятии”, позволяющих своему сотруднику не только безнаказанно распространять недостоверные сведения и сеять межэтническую и социальную вражду (в похожей тональности в 40-50-е годы в прессе Бурятии тогдашние “стукачи” от литературы писали о “феодально-ханском” эпосе “Гэсэр”), но и сводить на страницах издания свои личные счеты.

В связи с этим сайт Министерства культуры Бурятии на днях опубликовал одобренное Ученым советом Института монголоведения, буддологии и тибетологии (ИМБиТ) СО РАН экспертное заключение на спектакль, в обсуждении которого приняли участие ведущие в Бурятии специалисты по истории, искусствоведению, фольклористике, литературоведению и монголоведению.

Приводим текст этого научного заключения:

Заключение ФГБУН ИМБиТ СО РАН на спектакль «Ветер минувших времен» (Үнгэрһэн сагай һэбшээн)

Заключение обсуждено на заседании Ученого Совета ИМБТ СО РАН 26 апреля 2016 г.

Присутствовало: 17 (из 18) членов Ученого Совета.

Выступили: Базаров Б. В. (член-корреспондент PAН, директор),  Дампилова Л.С. (д. филол.н., г.н.с.), Курас Л.B. (д.и.н., г.н.с.), Балдано М.Н (д.и.н., г.н.с.), Ванчикова Ц.П. (д.и.н, г.н.с.), Чимитдоржиева Г.Н. (к.филол.н., ученый секретарь), Цыренов Б.Д, (к.филол.н., с.н.с.).

Спектакль «Ветер минувших времен» поставлен в Бyрятском драматическом театре в 2014 г. по пьесам драматурга Басаа Валеры (Валерия Дабаева) «Как долго тебя не было» и «Ветер минувших времен». Режиссер и соавтор сценария спектакля С. Жамбалов. Тема -судьба локальной бурятской диаспоры - является для бурятского драматического театра совершенно новой, да и не только для театра, но и всей широкой аудитории. Поэтому спектакль и получил столько взаимоисключающих рецензий, и отзывы в основном не на художественное достоинство спектакля, а на историческую личность, показанную  в спектакле.

Привлеченный в спектакле событийный ряд основан как на изданных художественных и публицистических материалах, документальной хронике, так и полевых этнографических, аутентичных фольклорных материалах. Для спектаклей С. Жамбалова характерно использование собранных и увиденных самим режиссером локальных материалов для сценической достоверности изображаемых событий. К ним, например, относятся песни бурятских казаков времен Первой мировой войны, записанные Эрженой и Саяном Жамбаловыми в агинских степях. Хотя для режиссера трудоемким, но для зрителя актуальным и продуктивным является показ нового материала с конкретными этнографическими и национально значимыми элементами.

История эмиграции бурят, судьба Уржина Гармаева, основанные на произведениях Д. Цырендашиева «Сэмүүн саг» (Улаан-Удэ,2012), Д. Сэдэба «Үржин Гармаев» (Улаан-Удэ,2000), Ц.Жамсаранова «Хара хирээгэй хаагалан доро» (ж. «Байкал», 2011), в спектакле имеют реальную и вымышленную основу, как положено в художественном дискурсе. Сюжет о репрессированной и разбросанной по разным cтранам семье Гарма-Доржи и Боро взят из реального рассказа, изданного в книге «Степные были и небылицы» (Улан-Удэ, 2010), раздел «Горькая судьба малчина» (с. 263-274) с сохранением имен и основной сюжетной канвы.

В пьесе разворачиваются несколько сюжетных линий и вставных эпизодов, раскрывающих штрихами общую картину. Так, например, вставной эпизод о смерти брата в Санкт-Петербурге на тыловых работах 1916 года как бы приоткрывает историческую ситуацию изображаемого периода. Режиссер удачно соединяет вымышленный план с узнаваемым ракурсом зрения, имитируя реальность с повышенным эстетическим изображением. Две взаимно не связанных сюжетных линий - линия репрессированной семьи, разлученной па многие годы, и судьба Уржина Гармаева - создают картину истории бурятской эмиграции в Шэнэхэне АРВМ КНР. Для развития основного конфликта драматического текста эти две сюжетные линии находятся в конфронтации с линией революционно настроенных земляков,

В спектакле удачно применяется мозаичная и обрамляющая композиция с перемешанным временным и пространственным хронотопом. Связь времен проявляется в соединении разрозненных сцен, из которых складывается единая картина. Режиссером создается панорамный взгляд на все историческое событие, нет таких фактов, чтобы делать позитивные или негативные выводы этического характера. Подобный ракурс видения дает возможность зрителю воспринимать материал эпизодами, сопоставляя и анализируя предлагаемые факты, предположения и размышления. Обратите внимание, здесь все показано в текучем, неявном режиме, думается, никто никому никаких идей не навязывает.

Ход спектакля выстроен таким образом, что зритель в постоянном напряжении должен соотносить не только временные и пространственные ориентиры, но и смысловые акценты. Семантические поля нарочито не четки, мерцающий, но угадываемый знак как символ для каждого имеет индивидуальное значение. Так, например, спектакль начинается с появления старого Дамбы с туалетной дверью, и лог-эпизод в начале спектакля включает зрителя в современную ситуацию, в которой сегодня оказались шэнэхэнские буряты. Борец за новую власть Дамба - фигура неоднозначная. Хотя в его образе создан характер неистового революционера, он, бывший ближайшим другом Уржина Гармаева, помогает ему выехать с родной земли.

Для сценического представления особое значение имеет выбор адекватных образов и символов, имеющих внутреннюю художественную убедительность. Режиссерской находкой можно считать символическое воплощение в образе телеги всей особенности кочевой истории монгольских народов. Многие выражения шэнэхэнских бурят состоят из национальных кодов, расшифровываемых только ими. И эти телеги на сцене сразу отсылают к шэнэхэнскому пространству, у всех во дворе можно видеть жороо тэргэ. Они так называют четырехколесную телегу с домиком наверху, запряженную парой лошадей или быков. Шэнэхэн не является для монгольских племен чужой землей, буряты  с древних времен кочевали по этим землям, и зачастую их летние пастбища простирались до подножия Хан-Улы, находящейся в современном Хулун-Буирском округе. Для зрителя так важно, что в спектакле ненавязчиво расставлены все необходимые акценты, не известные широкой аудитории.

Думается, актер Б. Ендонов, играющий Уржина Гармаева, выстрадал эту роль и создал образ внутренне свободного, цельного и сильного человека.

Необходимо особо обозначить, что в любом творческом дискурсе создается художественный образ персонажа, а не историческая личность. В пьесе показывается образ человека, попавшего в круговорот трагических исторических событий и разделившего судьбу своего народа.

По композиции пьесы он является одним из персонажей, чья судьба тесно связана с судьбой народа. Будучи наиболее грамотным среди соплеменников, оказавшихся в тяжелой ситуации, ему приходится помогать им. Он был простым учителем и мог спокойно прожить свою жизнь, но исторические события так сложились, что ему необходимо выбирать тот путь, который ему диктуют обстоятельства и окружающие его люди. Ход спектакля так выстроен, и игра актера это подчеркивает, что ему мучительно приходится искать выход из ситуаций, чтобы поддержать свой народ.

Если показывается исторический материал, то ecтественным становится создание художественного образа основных участников той ситуации. Как мы знаем, в фильмах создаются великолепные образы отрицательных исторических персонажей, и это не становится поводом для обсуждения их реальной истории.

В спектакле образ Уржина Гармаева не возвеличен, не героизирован. Актер сумел создать его образ, скорее, как трагическую личность. Герой пьесы, как и Григорий Мелехов, герой  романа Шолохова, плутает в поисках лучшей  доли. Общеизвестно в мировой культуре и литературе (и это самое распространенное и обыденное явление), что в художественном тексте и инсценировке может быть привлечен любой исторический герой с разной интерпретацией, это является не политическим событием, а фактом литературного прочтения.

Спектакль отличается абсолютной новизной материала и неординарной режиссерской постановкой. Привлечены разные жанры для динамичного сценического воплощения многоплановой структуры эпизодов. Уникальный новый этнографический и фольклорный материал, использованный в спектакле (традиционные обряды, народные игры, старинные, давно забытые в Бурятии песни, новые песни и музыка, созданные бурятами в эмиграции) имеет огромный информативный характер.

Обрядовые события, народные игры, казачьи и бурятские танцы служат для диахронической организации сценического действа. Так, например, в промежуточном эпизоде для соединения разных событий показан хори-бурятский обряд закапывания последа «Тоонто тайха. Хошхоногой наадан», в котором особая роль отводится игре откусывания вареной кишки барана, имеющей символическое значение. Весь спектакль состоит из подобных уникальных материалов, впервые представленных в художественном видении.

Как верно отмечает С. Басаев, «спектакль "Ветер минувших времен" - это настоящая художественная, научно-историческая и культурная акция, в ходе которой впервые вводятся в культурный оборот целые исторические пласты, документальные и культурные источники, ранее не известные широкой публике».

У нас законом гарантирована каждому свобода литературного, художественного творчества. В этой пьесе, как в любых фильмах и спектаклях с участием исторических героев, образ Уржина Гармаева раскрывает общую картину судьбы бурятской эмиграции. Думается, что достойно уважения творчество актера или режиссера, имеющего свою точку зрения с неординарным решением заданной темы. Спектакль выполнил свою задачу, действительно создал впечатления-переживания от перенасыщенного драматизмом времени.

Заключение подготовлено д.ф.н., г.н.с. отдела литературоведения и фольклористики Дампиловой Л.С. и утверждено на заседании отдела от 14 апреля 2016 г. (протокол № 5).

Подпись: Ученый секретарь к.ф.н. Г.Н. Чимитдоржиева

 

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика