blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Дело врачей: смерть Геннадия Ерофеева врачи объяснили тем, что долечивать пожилых в Бурятии нерационально (13.01.2016)

13.01.2016


На фото: Геннадий Ерофеев с дочерью Ольгой 

Геннадий Яковлевич Ерофеев никогда не жаловался на здоровье, не ходил по врачам, и как бывший партработник и известный в Мухоршибирском районе ветеринар вообще был активистом по жизни. Когда скорая констатировала инфаркт, Ерофеева положили в обычную палату Республиканской больницы, лечили, сделали операцию, и тут же выписали домой. Через считанные дни его состояние ухудшилось, скорая вновь увезла его в больницу, где через два часа в реанимации Геннадий Ерофеев умер. Произошедшее настолько потрясло близких пенсионера, а полученные из медучреждений ответы оказались настолько нелепыми, что родные решили обратиться в суд.

Инфаркт миокарда или стенокардия?

Задавшись простым вопросом, почему умер Ерофеев, если лечение было оказано по всем стандартам и прошло успешно (так утверждали наперебой все врачи), тем более, что больной был выписан, родные столкнулись с тем, что однозначно объяснить этот факт никто оказался не в состоянии. Более того, странности в деле Ерофеева начались с самого того момента, когда приехавшая «скорая» констатировала «инфаркт» и поставила соответствующий укол. В медицинской же карте больного, открытой в больнице, диагноз звучал уже как прогрессирующая стенокардия, по причине чего в реанимацию Ерофеева не положили, а начали лечить в обычной палате, после чего вообще выписали домой, что называется, «своим ходом».

Так какой на самом деле был диагноз у больного Ерофеева? Лечащий врач, он же завотделением кардиологического отделения №1 Республиканской больницы Оюна Донирова в документах указывает - прогрессирующая стенокардия. На этом же диагнозе настаивал в суде и приглашенный эксперт, он же кардиореаниматолог Валерий Цырендоржиев. Однако в акте служебного расследования по факту обращения родственников Ерофеева по поводу ненадлежащего оказания ему медицинской помощи речь идет о том, что у Ерофеева был повторный инфаркт миокарда нижней стенки.      

Если у Ерофеева был инфаркт, то почему его через 13 дней лечения выписали «своим ходом» домой, а не отправили долечиваться в больницу, как положено в таких случаях согласно приказу минздрава РБ «О совершенствовании организации оказания медпомощи населению РБ с сосудистыми заболеваниями», вышедшему аккурат за полгода до того, как Геннадий Яковлевич первый раз оказался в больнице. Более того, за эту самую отправку больного домой лечащий врач Донирова получила от руководства такое дисциплинарное взыскание, как замечание. Впрочем, этот же врач в объяснительной популярно изложила причины, почему 75-летний Геннадий Ерофеев не был отправлен на долечивание в больницу, а кто-то другой с тем же самым диагнозом отправлен был.

Диагноз: без права на реабилитацию

Из объяснительной лечащего врача и завотделением Донировой: «перевод в городскую больницу №1 (ГБ №1) осуществляется с учетом заранее согласованного графика перевода, поскольку на долечивание в ГБ №1 направляются не только больные из республиканской больницы, но и БСМП. Приоритетным диагнозом для перевода является диагноз инфаркта миокарда. За сентябрь 2012 года при плане 43 человека в нашем отделении пролечилось 79 пациентов, из них 29 больных с инфарктом миокарда. Перевод в ГБ №1 был осуществлен у 12 пациентов с инфарктом миокарда. Остальные больные с этим диагнозом не были переведены в силу различных причин (пожилой и старческий возраст, тяжелая сопутствующая патология, отказ от перевода и т.д.). Кроме того, согласно приказу минздрава «О совершенствовании организации оказания медпомощи населению РБ с сосудистыми заболеваниями», на долечивание в ГБ №1 должны переводиться пациенты с инфарктом миокарда и нестабильной стенокардией, имеющие реалибитационный потенциал. В данном случае Геннадий Ерофеев как больной в возрасте 75 лет, имеющий множественные факторы риска, перенесший инфаркт миокарда, имеющий низкий комплайс к лечению, не был расценен как пациент с достаточным реабилитационным потенциалом».    

Папу просто не захотели лечить

- Папа умер 1 октября 2012 года, - рассказывает дочь ветерана Ольга Ерофеева. - Прошло уже три года, улеглись эмоции и боль утраты действительно близкого тебе человека, и казалось, можно было бы и смириться со случившимся, но вся правда того, что произошло, не дает это сделать. Геннадий Яковлевич мог бы еще жить, если бы его действительно захотели лечить. Да, ему было 75 лет, но он не был дряхлым стариком, которому можно было бы вот так отказать в реабилитации только на том основании, что он старый. На суде эксперт кардиореаниматолог Валерий Цырендоржиев так и сказал: обычно на реабилитацию отправляют людей работающих. Приоритет отдается именно им, поскольку мест в больницах не хватает и медки готовы оказывать помощь именно им. Для стариков с инфарктами в больницах нет ни денег, ни мест. Пусть папу выписали через 13 дней после госпитализации, не захотев лечить дальше, но почему это сделали так хамски, а иного слова я даже подобрать не могу. Когда его выписывали и я пришла к лечащему врачу, со мной никто не пожелал даже поговорить, никто не объяснил, как ему надо себя вести дома, как принимать лекарства, что надо обязательно в этот же день вызвать домой кардиолога и чтобы этот кардиолог из поликлиники за ним наблюдала. Мне сказали – идите и лечитесь дома. За те пять дней, что отец пробыл дома, его один раз навестил терапевт, который только померил давление, не сделав никаких записей в карту. Когда отец умер, нам это же и поставили в вину – несоблюдение режима, рекомендаций, отсутствие записей в медицинской карте, чрезмерные физические нагрузки. С чьей-то легкой руки в истории болезни отца появилась чудовищная ложь - запись, что за эти пять дней он якобы копал картошку и выкопал – в одних документах 3 ведра, а других – 3 мешка, хотя картофеля в нашем огороде никогда  не было. Не знаю, удастся ли мне доказать, что отца просто не захотели лечить, удастся ли установить вину врачей, замечательного человека, еще полного жизни и энергии, Геннадия Яковлевича Ерофеева это, конечно, не вернет, но наверняка поможет многим другим больным, оказавшимся в такой же ситуации.

***

В справочнике для военных врачей всех раненых положено делить на три категории – легкораненые, средней тяжести и тяжелые. В условиях военного времени начинать лечение рекомендовано с легкораненых, которые способны быстрее выздороветь и вернуться в строй. Соответственно после них рекомендовано приступать к раненым средней тяжести, ну и, если повезет, к тяжелораненым. Жесткие условия диктуют жесткие решения, но откуда в современной Бурятии взялась та же самая война? Кто объявил эту войну пожилым людям? Кто решил лечить прежде всего тех, кто способен стоять у станка? Ничего пока не ясно, кроме того, что старикам в Бурятии кто-то определил только один путь.  

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика