blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Главный редактор babr.ru Дмитрий Таевский о текущих выборах, особенностях иркутской мэрии и о бурятах в Иркутске (25.08.2015)

25.08.2015


Фото Ольга Новикова

На прошлой неделе Улан-Удэ посетило руководство иркутского интернет – ресурса бабр.ру, что, говорят, вызвало легкую панику среди местных журналистов и политиков. Понимая, что это первый за многие годы визит иркутских смишников в Бурятию, мы встретились с главным редактором babr.ru Дмитрием Таевским, дабы узнать все как есть из первых уст.

 - Дмитрий Александрович, с 2012 года ваш ресурс активно освещает события, происходящие в Бурятии, и насколько можно судить по статданным, ваши новости о Бурятии пользуются успехом. Мы тоже интересуемся тем, что происходит в Иркутске, а происходят у вас сейчас первые за многие годы прямые выборы губернатора. Вскоре подобное же ждет и нас, поэтому чем отличаются эти выборы? В 2002 году после отставки Бориса Говорина выборы иркутского губернатора запомнились убийством московских политтехнологов, которые везли с собой сумки, до отказа набитые деньгами. К примеру, работают ли у вас сейчас москвичи, насколько дорогостоящие мероприятия они устраивают и вообще как это все проходит после долгих лет затишья?

 - Журналистам всегда интересны прямые выборы, тем более такого масштаба. Жизнь резко активизируется, вдруг выясняется куча подноготной на всех и вся, словом, есть о чем писать. Но я бы не сказал, что в плане интриги есть сильные различия между тем, когда губернатора назначали, и тем, что сегодня мы его выбираем. Всем ясно, что губернатором выберут и.о. губернатора Ерощенко, и всех волнует только, как это будет. Наберет ли он 50 процентов либо 90 процентов голосов. Наберет ли его главный оппонент коммунист – миллиардер Левченко 30 или 10 процентов, снимут ли его до выборов. Буквально сегодня мне сообщили, что в отношении сына Левченко, владеющего строительной фирмой, возбуждено уголовное дело, причем здесь, в Бурятии. Все это весьма интересно, хотя и заранее известен результат. К примеру, на выборах мэра пять лет назад не то что не было 100% предсказуемого результата, а все было на уровне народного восстания. Коммуниста Кондрашова, которого до этого никто не знал, выбрали на волне исключительно протестного голосования, чтобы только не прошел кандидат от партии власти Серебренников.  

 Кстати  именно московские политтехнологи в 2010 году и провалили кампанию кандидата в мэры Иркутска Сергея Серебренникова, и вообще провалили все выборы единороссов, какие были. По слухам, в этом году они же как будто бы приезжали на губернаторские выборы, но Ерощенко отправил их обратно. Сейчас на губернатора работает иркутская команда с явно небольшим бюджетом. Нынешняя установка из центра такова, что вся рекламная кампания проводится на собственные деньги, по причине чего некоторые кандидаты отказались от выборов. Более того, пока мы вообще не видим наружной агитации действующего губернатора. Если там и есть какие-то деньги, мы не видим, куда они идут. Вот агитация трех других кандидатов, от КПРФ, ЛДПР и справедливороссов проходит весьма активно.   

 - Прямые выборы – это всегда состязание, в котором побеждает преимущественно тот, кто больше обещает. Сенсационная заморозка в Иркутской области тарифов на два года вопреки всем федеральным законам привела в восторг даже жителей Бурятии, а что еще обещают ваши кандидаты?

 - Тарифы были самым шумным обещанием Ерощенко, который фактически ведет социально ориентированную линию Путина. Что касается сенсации, то сначала дословно это звучало так: «я замораживаю все тарифы на ЖКХ», но потом выяснилось, что электроэнергии это не касается. С 1 июля 2015 года тариф на электроэнергию был повышен, но незначительно, грубо говоря, было 60 копеек, стало 70 за КВ/ч. У Левченко – классическая коммунистическая риторика. Учитывая, что и Левченко, и Ерощенко крупные бизнесмены, риторика их похожа и оба ведут себя примерно одинаково. При этом, насколько мы понимаем, кандидаты от ЛДПР и Справедливой России считаются техническими кандидатами того же Ерощенко, цель которых оттянуть голоса у Левченко, но скорее всего, они оттянут голоса у самого Ерощенко. Вместо ничего не значащих кандидатов от других партий были выбраны довольно серьезные люди, имеющие политический вес, как лидер справедливороссов Лариса Егорова, которая в Иркутске не менее известна, чем Ерощенко. Вообще позиции справедливороссов в Иркутске сильны.

 - У вас и коммунисты выглядят весьма серьезно. В 2010 году, присутствуя на каком-то съезде коммунистов в Иркутске, лично у меня сложилось именно такое мнение. Непонятно только, почему при таких сильных позициях кандидат Левченко не смог пройти «муниципальный фильтр», собрать нужное количество голосов депутатов.    

 - В 2010 году коммунисты действительно были сильны, в них вкладывалась оппозиция, губернаторская власть была слаба, но сегодня ситуация психологически иная. Ерощенко в отличие от всех предыдущих губернаторов за много лет не просто местный, он сильный и свои позиции укрепил тем, что сумел подмять под себя Заксобрание и загнал оппозицию в угол. Начнем с того, что оппозиция в своих рядах не смогла найти того, кто бросился бы на амбразуру, хотя в Иркутске масса людей гораздо амбициознее и богаче Левченко. Левченко – компромиссная фигура, сделали ставку на него, но все понимают, что он проигрывает. 

Причем первоначально Левченко был уверен, что собрал все необходимые 269 голосов, и он даже об этом заявил. Но потом выяснилось, что какие-то депутаты проголосовали дважды, а значит, их подписи недействительны. На тот момент первый замруководителя администрации Президента Володин выступил с лозунгом «сделаем результат непредсказуемым», и было решено отдать Левченко голоса единороссов. Это было сделано специально, и для Левченко это было унижением. Одним словом, всем на этих выборах рулит губернаторская команда, у них есть ошибки, проблемы, но в целом ситуацию они контролируют.

 - Сегодняшняя модель управления Иркутском уникальна – в этом году мэр стал выбираться из числа депутатов, как и в Улан-Удэ, но при этом он автоматически становится сити-менеджером и  слагает с себя полномочия депутата. Более того, ваш председатель горсовета работает на неосвобожденной основе, то есть без денег, что жителям Улан-Удэ представить в принципе невозможно. Такой модели нет в России нигде. Как сами иркутяне относятся к такому эксперименту?

 - У нас во власть идут не за зарплатой, а за другими вещами, поэтому отказаться от денег иркутским политикам, большая часть которых очень обеспеченные люди, дело обычное. Что касается конструкции с мэром, то ситуация сложилась достаточно странно, поскольку еще в мае 2014 года все проголосовали за прямые выборы. Но к моменту переизбрания предыдущего мэра Кондрашова, то есть к марту 2015 года, все поняли, что переизберут именно Кондрашова, чего допустить было никак нельзя. Дело в том, что когда Кондрашов совершенно неожиданно пришел в политику, он веселил всех тем, что ходил по улицам и закрывал канализационные люки. Но потом окреп, собрал команду из малоизвестных личностей и начал делать «дела». Что-то непонятное творилось с детскими садами, куда-то начал исчезать бюджет, при этом сам он никогда ничего не подписывал, в ответственные моменты уезжал в командировки, а подписывать все поручал заму. За пять лет правления Кондрашова, который никому не подчинялся, это стало системой, и все понимали, что дальше так продолжаться не может. При этом у Кондрашова перед выборами был хороший рейтинг, альтернативы ему не было, и чтобы выйти из этой ситуации, буквально в последний момент депутатов вынудили поменять систему и выбирать мэра из числа депутатов. Когда таким образом мэром стал Бердников, он первым делом обнародовал ситуацию с бюджетом, в результате чего выяснилось, что за три месяца с начала года от годового бюджета осталась только треть. Бердников фактически был выбран на роль сити – менеджера, который самостоятельно назначает себе команду, а председателем ГорДумы вместо него стала главврач Иркутского перинатального центра Ежова.  

 Видя такую катастрофическую ситуация с бюджетом, Ежова сделала очень серьезный шаг, когда отказалась от зарплаты (около 200 тысяч рублей), собственного водителя, благо перинатальный центр находится в 10 минутах ходьбы от мэрии, и практически всего аппарата администрации, сэкономив тем самым для бюджета несколько миллионов. При этом, уверяю вас, она как чрезвычайно сильный и порядочный человек продолжает точно также работать и в центре, и в мэрии. Единственный, кто не отказался от зарплаты, был ее зам. Александр Ханхалаев. Есть и другой момент. Мэр и сити – менеджер фактически равнозначные фигуры. Отказ от освобожденной основы заведомо ослабляет позиции председателя Гордумы и позволяет избежать двоевластия, которого после Братска и Ангарска стали бояться в Иркутске все. Если бы Ежова осталась на освобожденной основе, это было бы воспринято как двоевластие. 

 - Особенность наших регионов в том, что и у вас и у нас политические фигуры с одними и теми же фамилиями Ханхалаев, Базархандаев, Матханов, Берлина. Как вы считаете, насколько буряты закрепились в политике вашего региона и держатся ли они вместе?

 - Александр Ханхалаев очень давно во власти, одно время был председателем Гордумы и его последнее избрание замом председателя был скорее реверанс в сторону старой иркутской политической элиты, с которой у Ханхалаева крепкие связи. Как политика его очень любят, он харизматичен, может рассказать анекдот, балагурит, но при этом реально работает на округе. Булат Дугаров занимает одну из ключевых в мэрии фигур председателя ЖКХ. Но о том, что у Ханхалаева в Бурятии есть родной брат, у Амгалана Базархандаева есть брат, я лично узнал совсем недавно. Об этом никто в Иркутске не говорит, не знает, и вообще эти национальные вещи в Иркутске не имеют никакого значения. Друг с другом наши политики- буряты даже не ходят, по-бурятски не разговаривают, они на равных с другими, но конечно, представить бурята на посту губернатора или председателя заксобрания невозможно.

 - Год назад на место главного судебного пристава Иркутской области был назначен опять же бывший наш главный судебный пристав Тимур Магомедов, сместив Андрея Воробьева. Где сейчас работает Андрей Воробьев?

 - Не имеем ни малейшего понятия. По нашим оценкам Магомедов поднял службу на высокий уровень, особенно технический, скорее всего, он хорошо в этом разбирается. У судебных приставов Иркутской области в отличие от других госслужб даже приложение для смартфонов работает лучше всех. Самое главное, они работают не грубо, никаких скандалов по поводу их деятельности нет, и это притом, что наши судебные приставы могут прийти и спокойно арестовать у какого-нибудь миллиардера яхту на несколько миллионов.

 - Вы преподавали курс «Интернет – журналистики» в иркутском университете, сами создали свой Интернет – ресурс, поделитесь секретами мастерства. К примеру, почему бабр? Какие жанры на бабр.ру читаются лучше всего? Что самое главное в Интернет – журналистике? В то время как все печатные СМИ уходят в интернет, зачем вы стали издавать собственную бесплатную газету? Продвигаете ли свой ресурс через соцсети? Наконец, заходя в другие регионы, не боитесь столкнуться с конкуренцией?

 - Изначально бабр.ру предполагался как молодежный ресурс, но мы быстро перестроились на новости и политику. Бабр – мощный зверь, похожий на тигра, который когда-то водился в Прибайкалье и Забайкалье. Благодаря изображению на гербе Иркутской губернии и современного Иркутска бабр по сию пору остается официальным символом нашего города. Сегодня, кроме Иркутска, мы охватываем Москву, Братск, Бурятию, Красноярск и столкнулись с тем, что везде ситуация со СМИ разная. В своей работе мы отталкиваемся, в первую очередь, от посещаемости вплоть до жанров, и можем сказать, что хуже всего читаются интервью, у нас практически нет интервью, а если журналисты берут интервью, то потом переделывают его в небольшие очерки и монологи на тему. Совсем не читаются материалы про театр, несмотря на то, что Иркутск театральный город и билеты на спектакли не достать уже за месяц до премьеры. Как везде хорошо идет криминал, скандалы и политическая аналитика. Безумно хорошо читаются материалы про кошечек и собачек, история из жизни крыс и прочего. Буквально с нуля мы раскрутили в Иркутске «технические вещи», про мобильники, провайдеров, анализ технических средств, чем живет сегодня молодежь. Поскольку Интернет читают не все, одно время мы пошли на печатную версию бабра. Около полугода весьма успешно распространяли бесплатную газету «Горожанин – Иркутск», тираж которой доходил до 100 тыс. экземпляров и которая была единственной бесплатной общественно – политической газетой в Иркутске. Через два года мы бы вышли на самоокупаемость, но наш инвестор от проекта отказался, свободных средств у нас не было, и газету мы закрыли.

  Мы считаем себя лидерами в части аналитической журналистики, а с прочими СМИ стараемся не конкурировать, а занять свою нишу. К примеру, в Красноярске ситуация удивительна в том, что нет сильных Интернет- СМИ, а в Бурятии все по-другому. На наш взгляд, самый жесткий наш конкурент в республике – это АРД, поскольку у нас схожий формат подачи данных. Формат подачи интернет - текстов – небольшие по объему, не более 2 тыс. знаков. Плюс тексты должны быть волнообразными по восприятию, то есть его части должны зрительно отличаться друг от друга. Есть свои приемы подачи фотографий, разных жанров, но самое главное – заголовок. Он должен цеплять, быть необычным, и тогда Яндекс выведет его в топы новостей, ваш заголовок увидят посетители, и все будет хорошо. Что касается соцсетей, мы долго были против, но сейчас начали заниматься и этим, хотя, думаю, большого результата это не даст.

 - Спасибо за интересное интервью. Остается только добавить, что бабр когда-то был и на гербе Верхнеудинска, входящего в Иркутскую губернию. Смысл был в том, что бабр нес в зубах соболя – основной экспортный товар тогдашней Сибири, товар, за который платили золотом. В это можно не верить, но когда в перестройку по какой-то причине с герба Улан-Удэ убрали бабра, оставив совершенно второстепенный элемент в виде рога Меркурия, это круто изменило нашу судьбу. Иркутск по-прежнему остался тем, кем он всегда и был, а Улан-Удэ без бабра превратился в городок мелких торговцев.

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика