blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Викушка. Два года врачи ничего не хотели знать об уникальном ребенке

17.05.2003


    Кого-то возмутит эта история, кого-то разжалобит или даже восхитит. Больше всего удивятся, наверняка, врачи, как страшно удивляются всякий раз отдельные их представители, когда воочию встречают Викушку в больничных коридорах. «Неужели еще жива?» На этот вопрос в семье Ивановых перестали реагировать так же, как очередным предсказаниям скорой Викиной смерти. Недолгие дни пророчили малышке, когда при рождении ей сломали два ребра, легкое не раскрылось, и целых двадцать дней за нее дышал аппарат. Легкое восстановили, но выяснилось, что травма была не одна. Викина голова, словно отдельное существо, начала стремительно увеличиваться в размерах. Готовьтесь к худшему, честно предупредили в известном австрийском медицинском центре, с таким диагнозом дети не живут вообще. Самое лучшее, отдать девочку, перестать мучить и ее, и себя. Месяц назад Виктории исполнилось семь. Ее голова немного перестала расти (сейчас в окружности 81 см). Самое поразительное, что девочка продолжает развиваться. Учит новые слова, листает книжки. Ее стараются лишний раз не вывозить на улицу, не показывать посторонним. И не только потому, что зрелище не всем по силам. Надоело выслушивать жалостливые советы окружающих. Как им объяснить, что лучше Вики нет никого в мире…

     Родовая травма

    То, что Вика растет не так, как все дети, Нина Анатольевна почувствовала с самого начала. Однако Вика был таким спокойным младенцем, что можно было только позавидовать. Она не плакала, не просыпалась по ночам, не капризничала, она просто не держала головку. А еще пальчики ее выворачивало, словно наизнанку и глазки стали чуть-чуть навыкате. Паника началась, когда в полгода Викина головка стала на глазах пухнуть. Диагноз «гидроцефалия» (жидкость в голове) не сказал родителям ровным счетом ничего. Какая жидкость, почему в голове? Они пили таблетки, но головка все равно росла так, словно ее что-то распирало изнутри. После долгого молчания врачи направили их в Якутск, в австрийский медицинский центр. За один перелет голова сразу увеличилась на десять сантиметров, кожа не могла больше растягиваться, на теле появились язвы. Полностью обследовав девочку, на ломаном русском зарубежные доктора рассказали маме о том, что у девочки при рождении были травмы первого шейного позвонка и двух ребер. Этот шейный позвонок передавил канал и жидкость, которая должна стекать в организм, стала скапливаться в голове. Головной мозг подвергся сильнейшему внутричерепному давлению. Все центры головного мозга сдавливаются, ребенок лишается возможности разговаривать, думать, ходить, сидеть, вообще управлять своим организмом. В итоге неподвижность, слабоумие, дебилизм. Можно было бы сделать операцию, но время безнадежно упущено. Полтора года – слишком большой срок. Да ей жить осталось 10-15 дней, не больше. Если не от своей головы, то от голода умрет. Из-за множества лекарств у нее аллергия на любую пищу. Впрочем, попробуйте гербалайф, больше ничего посоветовать не можем…

                 Гербалайф спас ей жизнь

                Когда Вика попробовала коктейль гербалайфа, он так ей понравился, что она впервые в жизни причмокнула. Ребенок ожил, очистилась кожа, стали работать мышцы. Гораздо легче прошло возвращение на родину. Только Нина Анатольевна не думала сдаваться. Получив из австрийского центра заключение о причинах инвалидности своей дочери, она пошла в суд, где обвинила врача, принимавшего девочку, в профессиональной некомпетентности. Больше всего поразило Нину Анатольевну, что судебную экспертизу проводил тот же хирург, что и принимал роды. Что удивляться, что дело в конце концов закрыли, а подлинник заключения австрийского центра потеряли прямо в зале Октябрьского суда…

                Между тем жилищные условия Ивановых ухудшились до предела. Двухкомнатная квартирка на Краснофлотской стала для Виктории источником бесконечных болезней. В ней кроме мамы, бабушки, ее старшего братика (папа, как многие папы детей-инвалидов к тому времени покинул семью) жила семья ее тети с тремя детьми. В маленькой квартирке было не продохнуть, начались хождения по больницам, в которых на Вику смотрели с нескрываемым ужасом и отказывались принимать. Тогда Ивановы сняли деревянный дом на окраине города и вообще перестали посещать врачей. Два года девочка нигде не стояла на учете. В Советском районе ее не принимали как жительницу Октябрьского района, а к участковому Ивановы просто физически не в состоянии были добраться. По этой же причине в аптеке по «бесплатному» рецепту отказывались выдавать лекарства бесплатно. Они бы жили так и дальше, но однажды Вика захотела пойти сама, свесила с кровати ножки, упала и сломала плечико. Каждый раз, когда удается уговорить очередного врача посмотреть Вику, доктора просят снять белый халат. Иначе девочка мгновенно «спрячется». Глазки ее закатываются куда-то под веки, ручки и ножки безжизненно повисают. За два года внебольничного существования она ничего не забыла.

                Хозяевам дома, где живут сейчас Ивановы, понадобилось жилье, и они попросили квартирантов до 1 июня съехать. В администрации Октябрьского района сообщили, что Ивановы стоят в очереди первоочередников под номером 1938. В выделении жилья во вновь построенном доме Ивановым отказали. А перед этим попросили маму принести справку о том, что Вика до их пор жива. Окажись Вика где-нибудь на западе, врачи, наверное, не отходили бы от нее, написали бы не одну диссертацию, созвали бы не одну конференцию. Следили бы за здоровьем, помогали, оберегали. В Бурятии до сих пор не удается исследовать Викину голову. Как пишут в карточке, по «техническим причинам», обычные размеры аппаратуры не позволяют.

     Самая красивая девочка на свете

    Подвижные тоненькие пальчики, странно покачиваясь, тянутся ко мне и очень сильно сжимают мою руку. Это Вика со мной здоровается. Ее глаза не останавливаются ни на секунду, и куда бы я ни шла, она рассматривает меня с головы до ног и улыбается, как могут улыбаться только ангелы. Я знаю, что она запоминает всех, с кем хоть раз встречается в жизни. И всем доверяет. Она показывает мне свои исключительно красивые носочки и цветастую кофточку. Вика терпеть не может ничего темного, серого и старого. Пеленки у нее всегда должны быть чистыми, ручки – белыми. Больше всех игрушек Вика любит книжки. Порой она подолгу смотрит на отдельные рисунки и ее всегда подвижное лицо застывает. Она любит медленную плавную музыку, но больше любит гулять. Тогда ветерок шевелит ее пышные светлые волосы, и они колышутся, подобно колоскам в поле. Она зовет по имени маму, бабу, брата, свою кошку, может сказать простейшее и все-все понимает. Если бы она могла свободно говорить, она бы сказала, что больше всего хочет ходить своими ногами, как другие дети. Самой бежать навстречу маме, когда та приходит с работы. Что счастливее Вики нет никого на свете. И красивее тоже. Так говорит ее мама
    Назад к списку


    Татьяна Никитина
    журналист   


    Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























    © Татьяна Никитина
    Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
    Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика