blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Мы рядом. Чем отличается нынешний Улан-Батор от Улан-Удэ. Личные впечатления.

03.06.2015


Фото Т.Никитина

Слухи о необыкновенных переменах у наших ближайших соседей, тех самых, про которых всегда говорили «курица - не птица, Монголия – не заграница», особо усилились после введения между нашими странами безвизового режима. Воспользовавшись приглашением видных монгольских товарищей, группа журналистов из Бурятии, Иркутской области и Забайкальского края отправилась в путь, чтобы своими глазами увидеть новую Монголию. Судите сами, как изменился Улан-Батор, еще вчера похожий на Улан-Удэ, как две капли воды, имевший почти такое же население, возраст (375 лет, Улан-Удэ - 350 лет), часовой пояс (разница 1 час), климат (250 солнечных дней в году, в Бурятии - до 300), собственный Великий Хурал, располагающийся на центральной площади рядом с собственным же театром оперы и балеты. 

  • Первый пункт нашего путешествия - главная площадь города Сухэ- Батор, столицы приграничного Селенгинского аймака. Площадь напоминает районный центр Петропавловку - здесь также по квадрату асфальтированного периметра располагаются все основные административные, в основном двухэтажные здания, а в центре площади стоит памятник. Общее – яркое солнце, сопки и немноголюдно, почти такие же, как в Петропавловке, низкоэтажные здания с телевизионными тарелками на крышах. Отличие – гораздо чаще можно увидеть людей в национальной одежде и национальной обуви. Говорят, унты – это первое, что скупили после изменения курса валюты монголы, приехав минувшей зимой в Улан- Удэ.  
  • Кафе, где мы сделали привал, носило название «Modern Nomads», причем вывеска на здании была оформлена в том же стиле, что и на одноименном кафе на площади Советов, только в зелено – красной цветовой гамме. Курс валют – 38 - 39 тугриков за 1 рубль. В меню как здесь, так и в любой другой точке монгольского общепита, преимущественно мясо, имеющее такой цвет, запах и вкус, что понимаешь - все, что ты ел до этого, мясом можно назвать с большой натяжкой. По приблизительным подсчетам, заказать то же самое в Улан-Удэ обошлось бы примерно в два раза дороже.   В Улан-Баторе также, как в Улан-Удэ, есть свой Irish- pab, но куда богаче украшенный и презентабельней. 
  • То, что вы попали именно в Монголию, а не в Бурятию, не дает забыть повсеместный национальный знак – соембо, старинная идеограмма, своего рода программа всего монгольского народа, состоящая из треугольников, прямоугольников и других геометрических фигур, а также никогда не смыкающих глаз рыбок, языков пламени и прочих важных символов. В отличие от Бурятии соембо можно встретить везде – на номере каждой монгольской машины, на ограде, развевающемся на здании флаге, в храме, на рекламном баннере, который может рекламировать что угодно, в юрте, на поясе огромной конной статуи Чингисхана под Улан-Батором и бог знает где еще. Говорят, что каждый монгол любого возраста назубок знает, что означают эти древние тотемы кочевого народа.
  • Самое существенное отличие загородного монгольского пейзажа – бескрайние стада животных всех пяти видов, свободно пасущихся и зимой и летом в неограниченных количествах повсюду и, на первый взгляд, без всякого людского догляду. Впечатление обманчиво. Стоит немного приблизиться к какой-нибудь овечке или припустить за симпатичной козочкой, как тут же из-за ближайшей сопки покажется конная фигура хозяина. Вообще иметь домашних животных, даже если они тебе совершенно не нужны, здесь также естественно, как финнам иметь кусочек собственного леса. Который год хамбо – лама Аюшеев пытается завести такую же привычку и среди жителей Бурятии, все время отправляя их пасти баран. Однако на самом деле для большинства монголов, пребывающих в бедности и напрочь лишенных пенсионной системы, их животные – единственный источник существования, который чем больше, тем лучше. Сколько всего достигает в Монголии общее поголовье домашних животных, доподлинно неизвестно, официальные данные колеблются где-то в пределах 60 млн. голов. Если разделить их на 3 –х миллионное население, то получится по 20 животных на душу, включая стариков и младенцев. Даже президент Монголии Элбэгдорж официально имеет 3 коровы, 25 лошадей, 20 овец и 15 коз. Второе существенное отличие – одиноко стоящий посреди голой степи, за сотни километров от населенного пункта симпатичный трехэтажный особнячок без каких-либо видимых коммуникаций, построек, посадок и даже элементарной ограды. Ни одной живой души вокруг, а на все вопросы – кто тут живет? и как тут вообще можно жить? твои монгольские спутники только весело пожимают плечами. 
  • Обочины дорог – это трепыхающиеся на ветру пакеты, обертки, сверкающие на солнце бутылочные осколки и прочий мусор вдоль проезжей части, которая, кстати, в Улан-Баторе платная. Здесь можно купить растущие в Монголии кедровые орешки (на вкус абсолютно такие же, как наши) и обычный зеленый лук. В городе такие же пробки, как в Улан-Удэ, обилие машин, но ни одного ДТП за все путешествие. Говорят, если такое случается, монголы быстро договариваются и разъезжаются в разные стороны, что наводит на мысль, что никакого ОСАГО у них нет.
  • Как и в Улан-Удэ, в стремительно растущих улан-баторских небоскребах не усматривается никакого архитектурного плана или единого стиля. Где-то стеклянные шедевры напоминают наш «Унитаз», как правило, построенный без парковочных мест, без учета красной линии, зеленых зон и прочих современных норм. Архитектурное уныние отчасти скрашивают многочисленные посольства, на крышах которых развиваются разноцветные флаги, а из ворот то и дело выезжают дорогие машины с красными номерами.  В отличие от улан-удэнских, улан-баторские тротуары в центре города построены по последним правилам безбарьерной среды, то есть посредине со специальной дорожкой для слепых и плохо видящих людей. Само собой, дорожка имеет пологий спуск (без бордюр) на проезжую часть. Ни одного слепого увидеть на улице Улан-Батора не удалось.
  • На центральной площади Улан-Батора, как и в Улан-Удэ, в лучах подсветки по вечерам резвится молодежь. К услугам последних – трехместные и четырехместные велосипеды напрокат. Поразительно, но маленькие дети (под присмотром родителей) играют на площади по выходным и после 11 вечера, и после 12 ночи. Вместо нашей Головы Ленина за всем происходящим спокойно наблюдает каменный Чингисхан, огромной глыбой возвышающийся в огромном кресле. С двух сторон его охраняют нукеры на конях, похожие на тех, что стоят у Бурятского делового центра. Всмотреться в лица всадников не удалось по причине темноты.
  О политиках Монголии, посещении Великого Хурала, культуре, казино и многом другом читайте далее.
Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика