blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Как Вячеслав Мархаев удружил Капитону Будаеву (31.03.2015)

31.03.2015


Вопроса существования в республике собственного конституционного суда больше нет. Конституционный суд России совершенно недвусмысленно заявил, что, учитывая финансовые возможности региона и малое количество споров на конституционную тему (примерно 3 дела в год), Бурятия может обойтись и без этого органа власти. Все споры на этот счет отныне будут рассматриваться в Москве, в Конституционном суде России.

Вот уже больше двадцати лет в России идут дебаты о необходимости принять закон о лоббистской деятельности подобно тому, что существует во всех цивилизованных странах мира. Закон легализует то, чем сегодня в России занимаются под разными вывесками, флагами и лозунгами, а самое главное, непонятно на какие средства. Когда вокруг одной темы вдруг появляется масса активистов, готовых месяцами размахивать плакатами под чьими-то окнами, хочется верить, что все они патриоты и бессеребренники, но в жизни так не бывает. Поскольку лоббизм как явление существует в любом государстве, а на главной площади Бурятии много лет даже работает кафе «Лобби», государство заинтересовано не только получать с этого явления доход, но и сделать его публичным и подотчетным обществу. А именно: официально регистрировать лоббистов, фиксировать те суммы, которые они получают на свою деятельность, собирать с этих сумм налоги, ну и, наконец, сообщать о результатах. К примеру, в одном Вашингтоне сегодня регистрируются примерно 13-15 тыс. лоббистов, которые каждый год аккумулируют порядка трех миллиардов долларов.

Примерами лоббизма в России могут стать регулярные изменения в закон «О страховой деятельности», принимаемые в пользу страховых компаний, а также внесение изменений в закон «О защите прав потребителей», когда телевизоры признали технически сложным товаром и запретили, подобно утюгам и сковородкам, возвращать в магазины. Когда в 1993 году отменили уголовную ответственность за мужеложество, действовавшую в России почти 60 лет, злые языки утверждали, что это происки голубой мафии, пробравшейся к самым верхушкам российской власти. Как бы там ни было, но вопрос возобновления в Бурятии работы Конституционного суда, работу которого Народный Хурал приостановил до конца 2016 года, взяли под свою ответственность именно коммунисты.

Как и подобает любому публичному делу, ситуацию обсуждали и тщательно готовили, подключая к процессу то Общественную палату, то просто общественных деятелей. Исходя из логики, что судья судью в нашем государстве обидеть не должен, коммунисты начали громкие судебные процессы с непременными выступлениями, заявлениями и комментариями в прессе. Сначала самый молодой представитель фракции, депутат Баир Цыренов подал иск в Верховный суд Бурятии в защиту неопределенного круга лиц, но получил отказ. Затем депутат Госдумы Вячеслав Мархаев направил соответствующее обращение руководителю государственно-правового управления президента России Ларисе Брычёвой, после чего принялся готовить обращение от 90 думских коммунистов нижней палаты Федерального собрания уже в Конституционный суд России. 

Проще говоря, Вячеслав Мархаев хотел сделать красивый ход по спасению четвертой ветви республиканской власти, возможно, посодействовать в трудоустройстве тому же Капитону Будаеву, который наверняка мечтает вернуться в кресло председателя Конституционного суда Бурятии, но получился большой скандал. Вместо спасения Конституционного суда Бурятии и возрождения в республике нескольких священных должностей с космическими зарплатами (расходы на трех судей Конституционного суда Бурятии составляли 12 млн. рублей в год), с легкой руки Вячеслава Михайловича в гроб Конституционного суда Бурятии забили последний гвоздь. Конституционный суд России совершенно четко дал понять, что конкуренты на этой ниве ему не нужны и вынес решение об упразднении в Бурятии Конституционного суда. Речи двадцатилетней давности о повсеместном учреждении конституционных судов по всей стране и их роли в становлении гражданского общества оказались забыты, словно их и не было. Учитывая, что по решению того же Конституционного суда России в 2005 году были урезаны полномочия Уставного суда г. Санкт-Петербурга, а в 2011 году упразднен Уставной суд Челябинской области, и что таким образом в стране из нескольких десятков осталось только 16 Конституционных судов, нетрудно было догадаться, к чему приведет обращение в Конституционный суд России 90 коммунистов.

Коммунистам в Москве дали по носу, а республику, где вот уже 20 лет действует конституция, оставили без собственного Конституционного суда, а значит и нескольких высокооплачиваемых должностей. Прецедент состоит в том, что на примере Бурятии Конституционный суд России фактически признал возможным упразднение конституционных и уставных судов субъектов РФ путем прекращения их финансирования, а это, учитывая дотационный характер большинства субъектов России, можно расценивать как полная отмена в стране закона о региональных конституционных судах. Проще говоря, судьи рассудили так: демократией следует заниматься ровно столько, сколько на это есть денег. Нет денег – нечего и принимать законы, какими бы красивыми и правильными они ни были. Если регион на самом деле испытывает потребность в конституционном суде, он найдет на это деньги. К примеру, вопрос об открытии Уставного суда Иркутской области (аналог конституционного суда), стоимостью в 30 млн. рублей годовых, соседям проллобировать удалось. Его откроют уже в этом году, потому что, по словам губернатора Иркутской области Сергея Ерощенко, без этого суда власть многие вопросы решить не может.

Остается добавить, что свое отдельное «спасибо» нашему лоббисту Вячеславу Мархаеву могут сказать и те, кто реально захочет в Бурятии защитить свои права и свободы. Теперь им придется обращаться в Конституционный суд России, где более высокие госпошлины (например, при направлении жалобы организацией 6750 рублей), требуется личное участие представителя на судебном заседании, то есть на ул. Ильинка в г. Москва (расходы на дорогу и проживание), а кроме того, из-за особой сложности конституционного судопроизводства представитель непременно должен быть адвокатом либо кандидатом юридических наук, что опять же упирается в финансы.

 

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика