blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Товарищ прокурор. Когда-то городская прокуратура могла бороться с коррупцией (28.09.2005)

28.09.2005


В каждой профессии есть просто люди, есть знаменитости, а есть авторитеты. Их слову верят больше, чем сотням деклараций и лозунгов. Виктор Сахаровский в прокурорском мире больше, чем авторитет. Он посвятил юриспруденции полвека своей жизни. прошел все ступени власти, был председателем колхоза, судьей, прокурором. Ему первому в Бурятии присвоили почетное звание «Заслуженный юрист РСФСР».

Он создавал улан-удэнскую прокуратуру, став ее первым прокурором. Тогда, в 80-х Сахаровский, не боясь никого, подписывал санкции на арест руководителей крупных предприятий, должностных чинов и представителей власти. Он считал, что перед законом все равны. Считает так и поныне.

 - Виктор Федорович, проку­ратура Улан-Удэ на самом деле появилась, по историческим мер­кам, совсем недавно...

- Прокуратура города была со­здана только в 1977 году, я был на­значен прокурором города, прорабо­тал в этой должности 8 лет до ухода на пенсию. Городская прокуратура была создана, чтобы координиро­вать деятельность городских пра­воохранительных органов в борьбе с преступностью, бесхозяйственнос­тью, злоупотреблениями должност­ных лиц. Новая структура позволила выделить из многообразия проку­рорских направлений те, которые оказывали наиболее существенное влияние на жизнь улан-удэнцев. Ка­кие? Надзор за законностью право­вых актов, издаваемых горсоветом и тогдашней мэрией, за исполнением законов городскими предприятиями и организациями, надзор за закон­ностью практически всех дел, каса­ющихся города. Был проведен ряд глубоких проверок, по результатам которых возбуждались уголовные дела. Были приняты меры по ре­альному возмещению материально­го ущерба государству, восстанов­лению нарушенных прав граждан. Например, на Улан-Удэнском до­мостроительном комбинате за 9 ме­сяцев совершили прогулы 256 чело­век с потерей рабочего времени 990 человеко-дней. 442 человека были задержаны за появление в пьяном виде в общественных местах. Одна­ко никакого внимания в коллекти­вах на это не обращали. Бетонщик Бадмацыренов и плотник Шагдуров в мае попали в медвытрезвитель, а в августе в День строителя были оба награждены почетной грамотой и ценными подарками. Аналогичные нарушения были выявлены на ЛВРЗ, судостроительном заводе, ЗММК, в объединении «Бурятферммаш»... Были и нарушения другого плана. Помню, директор завода ЖБИ уп­равления «Бурводстрой» Горин без согласия профсоюза уволил некоего Бальбурова за прогул. Тот действи­тельно напился на работе. Но, на­казывая, нельзя обходить закон. И по протесту прокурора незаконный приказ был отменен, с директора взыскали ущерб, причиненный заво­ду выплатой зарплаты Бальбурову за вынужденный прогул.

 - А какие-нибудь примеры громких дел привести можете?

- Конечно. За хищение государс­твенной собственности к уголовной ответственности были привлечены генеральный директор объединения «Стройматериалы» Белых, главный механик тонкосуконного комбината Любарский, начальник цеха объеди­нения «Буржелезобетон» Пландин, директор Загорского завода стено­вых материалов Петров и другие. В те времена много усилий направля­лось' на борьбу за сохранность го­сударственной собственности. Суть совершенных ими преступлений сводилась к тому, что они присва­ивали государственные средства пу­тем составления фиктивных Нарядов на производство различных работ и оказанных услуг. К сожалению, еще нередки случаи, когда руководитель на словах печется о народном доб­ре, а на деле злоупотребляет слу­жебным положением в корыстных целях.

 - И что, вы легко арестовы­вали растратчиков, садили их в тюрьмы, и никто вам не мешал?

- Представляете, нет. Больших конфликтов с властями у меня на эту тему не было. Отдельные партий­ные руководители были недоволь­ны, что прокуратура без согласия районного комитета партии аресто­вывала подозреваемых. Некоторые даже вспомнили 37-й год. Я же счи­тал, что перед законом все равны, и мою точку зрения поддерживали в горкоме партии. Если коммунист во­рует, принимайте к нему меры, но как гражданин он должен нести от­ветственность перед законом.

- А были ложные сигналы, на­прасно обвинявшие тех же руко­водителей?

- Были, зависть присуща каж­дому. Был такой директор стеколь­ного завода Богданов, грамотный руководитель, член райисполкома. Его ценили, при нем завод хорошо работал. Так вот, поступила жалоба - Богданов построил шикарную дачу с использованием материалов завода. Я лично выезжал на эту «дачу», тайно, чтобы не пугать напрасно человека. Обычный домик 5 на 6 мет­ров, ничего особенного, коттеджем это строение назвать уж точно было нельзя. Или как-то поступила жало­ба на Альцман. Якобы она купила мягкую мебель для своей дочери и отправила ее специальным рейсом в Москву, поскольку муж ее тогда работал замдиректора авиазаво­да по хозчасти. Это сейчас мебель в каждом магазине стоит, а тогда был дефицит. Действительно, Клав­дия Павловна купила гарнитур и от­правила дочери. У нее единственная дочь, которая живет в Москве. Не­ужели мать не может подарить до­чери мебель, если у нее есть такая возможность? И никакого специаль­ного рейса тоже не было, тогда са­молеты с авиазавода в Москву лета­ли почти каждый день.

 - Виктор Федорович, а какое было самое громкое уголовное преступление того времени?

- Был такой случай. В начале 80-х в реке Селенге в районе судо­строительного завода были обнару­жены расчлененные части тела жен­щины - туловище и обрубок ноги. Через Два дня на территории Ка- банского района выловили в реке голову Ольги Пешехоновой, сту­дентки ВСТИ, проживавшей в Улан- Удэ. Расследование длилось долго, пока не были установлены все об­стоятельства преступления. Пря­мо скажу, что по этому делу была проделана колоссальная работа. В ходе следствия разрабатывались самые разные версии, продолжа­лись неустанные поиски малейших зацепок и следов. Участникам рас­следования приходилось выдержи­вать умственные и эмоциональные нагрузки, преодолевать неудачи. Были допрошены все родственни­ки, знакомые, соседи, однокурс­ники погибшей. Было установлено, что на факультете, где училась Пешехонова, имелась лаборатория, в которой работал бывший осужден­ный за изнасилование Сергей Алей­ников. Он не только работал, а еще и торговал дипломными работами. Были установлены несколько сту­дентов, которым Алейников работы продал. Двое из них после инсти­тута служили в армии на Украине, оперативный работник выезжал туда для их допроса. Так вот, Ольга Пешехонова писала дипломную ра­боту на тему «Крышка редуктора».

 Лаборант Аленников пообещал ей готовую работу на эту тему за хорошее угощение со спиртным. В тот же день они поехали в Загорск, где жил Алейников. Тот завел студентку в гараж, изнасиловал ее, задушил шнуром от переносной лампы, расчленил топором и в ночь на машине вывез и выбросил части трупа там, где Уда впадает в Селенгу. Судеб­ной коллегией по уголовным делам Верховного суда Бурятии Алейников по совокупности совершенных преступлений был приговорен к исключительной мере наказания - смерт­ной казни. Приговор был приведен в исполнение.

 - Создается впечатление, что прокуратура тогда действовала более эффективно...

- В разные времена прокуратура служила и всецело подчиняла свою службу интересам государства и каждого гражданина. Надо сказать, что прокуратура того времени была наделена большими полномочиями.

В республиканской прокуратуре был отдел общего надзора. До того, как я стал прокурором города, я 5 лет I возглавлял этот отдел. Общий надзор представлял лицо прокуратуры, 5 он надзирал за соблюдением закон­ности во всех министерствах и ведомствах Бурятии. Это значит, про­куратура по первому сигналу могла проверить кого угодно и что угод­но... Особо хотелось бы отметить опасность звучащих предложений о децентрализации нашей системы.

В настоящее время законом предус­мотрено санкционирование арестов граждан только судом, что само по себе не обеспечивает соблюдение законности и прав человека. Глав­ное в этом, чтобы тот, кто наделен такими полномочиями, обладал не­обходимой квалификацией и чувс­твом ответственности за принятое решение. Считаю, что в прокурату­ре эти качества воспитывались мно­гими годами, за каждый необосно­ванный арест виновные подлежали строгой ответственности. Испокон веку люди искали справедливость в юриспруденции. Вы знаете, в со­ветские времена нашу прокуратуру называли «бюро жалоб», что было вызвано высокой оценкой обще­ственности. В этой сфере прокуроры действовали весьма эффективно. Они добивались восстановления на­рушенных прав и привлечения на­рушителей к ответственности, предусмотренной законом.

 

 

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика