blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Алексей Попов: «Мы хотим работать по закону»

17.02.2003


    Публикация « Великий комбинатор», напечатанная в «МК» в Бурятии» в прошлом выпуске, вызвала бурю вопросов как у чиновников, так и обычных жителей республики. Начиная с того, кто есть такой Алексей Попов, неужели холдинг «Медиа-групп» скупит в Бурятии все заводы и что же, наконец, будет с нашим аэропортом? Алексей Михайлович предпочел ответить на все вопросы сам. Его отговаривали, убеждали, что не стоит. Собака, мол, лает, а караван идет… Если по каждому поводу так реагировать, то когда, спрашивается, работать? Но не зря отличительной чертой Попова друзья называют прямолинейность. И честность, даже если кому-то эта честность может и не понравиться. Словом, раз есть вопросы, на них надо отвечать.


    - Алексей Михайлович, насколько известно, вы долго работали в Москве, какие дороги привели вас в Бурятию?

    Начнем с того, что здесь я родился и вырос. Детство мое прошло в маленьких двориках ПВЗ, там когда-то была школа, где я учился. В Улан-Удэ по сей день живет моя мама, всю жизнь трудившаяся на авиазаводе. Здесь остались мои самые близкие друзья, большинство моих родственников. Я занимал пост начальника управления авиационных проектов в государственной инвестиционной корпорации, когда в корпорацию обратилось правительство Бурятии с просьбой вывести Улан-Удэнский авиационный комплекс из кризиса. Действительно, тогда в аэропорту сложилась непростая ситуация. Проще говоря, там уже было введено внешнее управление. Хозяйство было в плачевном состоянии, над ним нависла угроза распродажи. Многие до сих пор считают, что аэропорт в Улан-Удэ на тот момент был государственным, и нам продали республиканскую собственность. Полная чушь. Аэропорт несколько лет до нас был частной структурой, открытым акционерным обществом, которым фактически владели несколько человек, кстати, по сей день живущих в Бурятии. Более того, последние два года аэропорт вообще находился в процедуре банкротства. И обанкротил его никто иной, как авиакомпания «Внуковские авиалинии», правопреемником которой стала авиакомпания «Сибирь». У предприятия были огромные долги. Если помните, из-за отсутствия топлива даже отменялись рейсы, возвращались билеты. Государственной инвестиционной корпорацией было принято решение о создании проекта по выводу бурятского авиационного комплекса из кризиса. Можно сказать, специально для работы над этим проектом и была создана компания «Медиа-Групп». Мы оценили сложившуюся ситуацию и вышли в правительство с предложением о продаже бизнеса на инвестиционном конкурсе. Это действие, описанное в законе, позволяет сохранить целостность предприятия, сохранить рабочие места, социальную программу. Мы подготовили вместе с кредиторами необходимые инвестиционные условия. Такие как: вложить в модернизацию и ремонт авиационного комплекса не менее 230 млн. рублей, сохранить не менее 70 процентов рабочих мест. К сожалению, ни одна из крупных структур не заинтересовалась авиацией Бурятии. Наши условия оказались самыми лучшими и, когда мы выиграли конкурс, ничего не оставалось, как только приехать в Бурятию и начать здесь работать.
                - Из 230 млн. рублей, которые  Медиа-групп  должны вложить за 5 лет согласно условиям конкурса, сколько уже внесено?
    - Около 160 млн. рублей – и это всего за полтора года! Прежде чем участвовать в конкурсе, мы оценили то, что покупали. Это сейчас легко сказать -  самолеты, стоимостью 3 млн. долларов... Для того,  чтобы этот самолет летал, на его обслуживание необходимо почти столько же. Выяснилось, что эксплуатация двух самолетов ТУ- 154 приносят авиакомпании и аэропорту огромные убытки. Когда мы пришли, первой нашей задачей стоял капитальный ремонт этих самолетов. Одна машина должна была встать на капремонт через 3 месяца, вторая через полгода. Любой специалист скажет, что стоимость капремонта такого самолета оценивается в среднем в 1 млн. долларов. То есть в течение полугода нам необходимо было найти 2 млн. долларов только на ремонт этих машин. Плюс потребовалось  кислородное оборудование  (250 тыс. долларов на каждую машину), оборудование предупреждения от столкновения, которое по новым требованиям обязательно устанавливается на всех машинах (около 270 тыс. долларов каждый). То есть 3 млн. долларов требовалось, чтобы машины в принципе могли летать.
     - И все-таки один из ТУ-154 « улетел»  из Бурятии?
     - Еще два года назад в расписании  Улан-Удэ -  Москва  значились всего 3 рейса в неделю. Три рейса на два самолета было слишком мало, самолеты простаивали. По этой же причине один отдали на лизинг (в аренду) авиакомпании «Ист-Лайн». И сделали это бывшие акционеры авиакомпании еще задолго до нас. Наоборот, компания «Медиа-групп» этот самолет вернула. Чтобы это осуществить, требовалось заплатить 375 тыс. долларов долга, и мы это сделали. Более того, чтобы выйти на самоокупаемость и обеспечить работой наших летчиков, техников и бортпроводников, мы подписали договор о совместной деятельности с Челябинским авиапредприятием. Иначе говоря, создали совместную авиакомпанию «Энкор», куда  внесли  свои 2 самолета ТУ-154, что равнялось половине уставного фонда компании. Теперь летчики компании «Бурятские авиалинии» совершают рейсы на наших же самолетах. Это рейсы Москва - Иркутск, Москва -Улан-Удэ, Москва - Сочи, Москва-Челябинск, Москва- Санкт-Петербург и другие. Порядка 15-18 рейсов, практически все они ежедневные.
     - Отсюда появилось название аэропорта  "международный"?
     - Если вы знаете, раньше аэропорт в Улан-Удэ назывался аэропорт Мухино. Естественно, нам не хотелось сохранять такое название. Согласитесь, кому захочется прилетать в Мухино? Ну, а если серьезно, статус международного аэропорта дает существенные преимущества. Такой аэропорт отличается от обычного тем, что имеет свою границу, таможню. Мы имеем возможность принимать международные рейсы. Это важно для иностранных компаний, которые сотрудничают с нами. Ведь помимо пассажирских, есть еще грузовые рейсы. Российские самолеты перевозят грузы из Китая, Индии, Южной Кореи. Как правило, из Китая в Москву без посадки самолет долететь не может. Самые удобные пункты посадки – это Иркутск, Братск, Улан-Удэ. Но в Иркутске очень часто бывает нелетная погода. В Бурятии такой проблемы нет. Наш аэропорт успешно мог бы принимать такие самолеты и зарабатывать деньги, что мы, впрочем, уже делаем. На сегодня Улан-Удэ обслуживает больше транзитных рейсов, чем, например, Братск. Из 200 грузовых рейсов в месяц из Китая в Москву, которые были в прошлом году, 130 совершили транзитную посадку в Улан-Удэ!
     - Что такое  Бурятские авиалинии  сегодня?
     -  Это ведущая авиакомпания  Восточной Сибири. Сегодня компания перевозит больше пассажиров из аэропорта Улан-Удэ, чем любая другая авиакомпания . В 2002 году услугами  Бурятских авиалиний  воспользовались 55 тысяч пассажиров, это в два раза больше, чем количество пассажиров, которые перевезла авиакомпания «Сибирь» из аэропорта Улан-Удэ. Доход  Бурятских авиалиний  за прошлый год составил 94 млн. рублей. Отремонтировано 9 единиц авиационной техники. Около 1 млн. долларов будет потрачено на ремонт самолетов и вертолетов только в этом году. В 2003 году мы планируем поднять заработную плату наших сотрудников на 30 процентов. Без ложной скромности могу сказать, что сейчас авиакомпания «Бурятские авиалинии" и "Международный аэропорт Улан-Удэ" находятся на подъеме. Сегодня из аэропорта  Улан-Удэ можно улететь в любой город нашей страны. Увеличиваем количество рейсов, не боимся приглашать к сотрудничеству конкурирующие компании. Судите сами: всего за полтора года нашей работы мы организовали больше рейсов в Москву, чем их было в советское время! В 2004-2005 годах планируем закупить два самолета Ан-140 Харьковского авиационного завода, стоимостью 8 млн. долларов каждый. Даже если мы купим один самолет, это будет больше, чем все инвестиционные обязательства, которые мы давали полтора года назад.
    Говорить, что аэропорт пустует, может только тот, кто давно здесь не был. Да, здание все еще напоминает сарай, но ведь не мы его строили. В настоящий момент идет активный ремонт всего комплекса аэропорта, где будет хорошая гостиница, уютный холл, удобные залы. В этом году закончился ремонт крыши. Совместно с мэрией мы отремонтировали VIP-зал, куда теперь не стыдно пригласить самых высоких гостей столицы республики. Недавно создали компанию «Байкалавиасервис», которая будет курировать сеть ресторанов, гостиниц и торговлю в аэропорту в целом. Хотелось бы напомнить, что компании, созданные на базе обанкротившихся бывших «Бурятских авиалиний» существуют всего полтора года, достаточно малый срок для каких-либо серьезных выводов. Но даже за такой малый срок можно было бы сделать больше, если бы кому-то не выгодно было плести вокруг интриги, пускать сплетни. Да, мы рассчитываем вывести бурятский аэропорт из кризиса и зарабатывать здесь деньги. Мы хотим, чтобы люди, которые связали свою жизнь с аэропортом и авиацией, имели работу и достойно получали за свой труд, чтобы самолеты летали сюда со всех точек планеты. Так что ж в этом плохого? Мы пришли сюда всерьез и надолго. Мы работаем по закону, мы хотим создавать, хотим видеть Бурятию стабильной, эффективно развивающейся республикой.
     - И последнее. Много вопросов вызвала покупка «Медиа -Групп» акций «Ливоны», совершенно далекой от авиации отрасли…
     - Я полагаю, что слухи вокруг «Медиа –Групп» начались после того, как мы купили «Ливону». С «Ливоной» произошла та же история, что и с аэропортом. Как известно, «Ливона» была объявлена банкротом и никто из потенциальных инвесторов не пожелал что-либо сделать, чтобы спасти завод. В ноябре 2002 года заканчивался срок внешнего управления, у завода отзывалась лицензия. Республика могла бы потерять старейшее предприятие, основанное еще в начале прошлого века купцом Кобылкиным, предприятие, которое в следующем году будет отмечать свое столетие! В конце концов Правительство Бурятии обратилось к бизнесменам с просьбой спасти завод. У нас был положительный опыт вывода из кризиса предприятий, нам поверили. И в случае с «Ливоной» был только один выход  - покупка кредиторской задолженности. Мы сделали этот шаг, заручившись поддержкой правительства, и начали работать. На сегодня уже полностью восстановлены две технологические линии по розливу водки, и среднемесячный выпуск уже составляет 17 тысяч далл. До введения внешнего управления на «Ливоне» выпускалось 35 тысяч далл, то есть мы вышли на 50 процентов докризисных мощностей! В ближайшее время мы получим лицензию на выпуск замечательных наливок из черемухи, облепихи и других натуральных продуктов. Я очень надеюсь, что скоро «Ливона» сможет сделать такой подарок нашим женщинам. Мы хотим работать, создавать новые рабочие места и выпускать свою, республиканскую продукцию. Мы вкладываем в производство деньги не для того, чтобы что-то продавать. К счастью, правительство Бурятии это понимает и поддерживает нас. 

    Назад к списку


    Татьяна Никитина
    журналист   


    Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























    © Татьяна Никитина
    Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
    Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика