blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Михаил Хамаганов против Вячеслава Мархаева. Кабанские коммунисты в суде доказали незаконные действия БРО КПРФ (15.11.2014)

15.11.2014


На фото: 

1-4 - Михаил Архипович Хамаганов. 

5 - Год вступления в КПСС. 1969 год.

6- В кругу семьи с дочерью, женой и тещей. 1991 год.

7 - Слева направо: А.Г. Оськин, Ю.И.Скуратов, М.А. Хамаганов. 2007 год.

8 – С товарищами коммунистами. 2007 год. 

Громкий судебный процесс кабанских коммунистов против первого секретаря рескома КПРФ Вячеслава Мархаева, широко освещавшийся как в партийной, так и республиканской прессе, закончился победой оппозиции. Известно, что скандалом в Бурятском отделении КПРФ заинтересовался журналист известной российской телепрограммы «Момент истины» Андрей Караулов. Кульминацией давнего раскола в БРО КПРФ стало выступление год назад в районной газете лидера кабанских коммунистов Михаила Хамаганова, жестко раскритиковавшего нынешние действия рескома и лично Вячеслава Мархаева. В чем обвинил старый коммунист нынешнюю партийную элиту, какой оказалась цена победы и каковы дальнейшие планы кабанской ячейки, мы попросили рассказать самого Михаила Хамаганова.

 - Михаил Архипович, с чего все началось? Наверняка в июне 2008 года, будучи лидером Кабанского райкома и делегатом 46 –й отчетно – выборной конференции, вы голосовали за Вячеслава Мархаева, а позднее работали на то, чтобы этот человек представлял Бурятию в ГосДуме. Что изменилось?

 - Кабанский райком выступил с критикой рескома и его первого секретаря Мархаева. Нашей работе противодействовали, как могли. В Хурале фракция КПРФ неожиданно выступила против строительства птицефабрики в Кабанске, хотя было время, когда Кабанский район кормил утиным мясом всю республику, остались специалисты, есть острая необходимость в рабочих местах. По итогам Дней райкома в Кабанском районе нам запретили освещать в СМИ бедственное положение села, сельчан, проблему захвата земель на побережье Байкала пришлыми богатеями.  

Заявление в Бюро рескома КПРФ, в ЦК и ЦКРК КПРФ подписали старые члены ВКП (б)- КПСС- КПРФ, которые взвешали каждое свое слово. Ответа на свое заявление мы не получили, но после этого началась планомерная ликвидация нашей районной организации, насчитывавшей более 120 членов и являвшейся самой крупной среди сельских райкомов Бурятии. В 2012 году на выборах сразу три члена КПРФ стали депутатами райсовета Кабанского района (из 12 списочников), и такого показателя, насколько известно, не было ни в одном районе.

 В 2009 году реском без объяснения причин прекратил оплату за аренду нашего помещения, так что я три года ходил по поселку с сумкой, на которой было написано «райком» и буквально на коленках принимал в партию людей. Затем появились постановления Бюро рескома о роспуске нашей организации, ее реорганизации и связанной с этим процедуры перерегистрации членов КПРФ. Стоит ли говорить, что 28 членов партии, включая меня, старейших членов, которые с 1992 года строили в Кабанске партийную работу, перерегистрацию не прошли и были из партии исключены. Формулировка гласила: в связи с утратой связи с партией и умышленными действиями, нанесшими вред партии. Раньше с такой формулировкой у коммуниста был один путь – застрелиться.

 Напрасно два представителя когорты ленинских большевиков Михаил Дмитриевич Жарников и Анатолий Георгиевич Шалангов пытались донести до «мархаевцев» весь антиуставной характер действий рескома. Вместо того, чтобы выслушать старых коммунистов, их тоже исключают из КПРФ, что для них было равносильно удару. Одно дело, когда партия освобождается от «цыбиковых, багдаевых, бардымовых», у которых после такого ни аппетит, ни сон не пропадает. Часто такие люди сами освобождаются от партии. Когда из партии исключают старых коммунистов, для которых с партией связано в жизни все, - это удар. 27 марта 2014 года скончался участник войны, видный партийный работник, бывший председатель Баунтовского райисполкома Жарников Михаил Дмитриевич. 7 августа ушел из жизни один из известнейших руководителей Агропрома Бурятии, многолетний глава сельскохозяйственного производства Кабанского района Анатолий Георгиевич Шалангов. Оба имели по 60 лет партийного стажа и не представляли свою жизнь без партии.

 - И что было потом?

 - По сути работа коммунистов Кабанского района оказалась парализована, а примкнувшая к ним значительная часть сторонников деморализована. Все это я описал в статье «Сверяясь с наследием», которую опубликовал в газете «Байкальские огни». Вскоре БРО КПРФ подал иск в суд с требованием признать изложенные сведения не соответствующими действительности и взыскать общий моральный вред с меня и газеты в размере 400 тысяч рублей. В суде я доказал, что все написанное в статье имело место быть. Конкретно, что разгон нашей первичной партийной организации «Кабанское» был незаконен.

К примеру, суд дал правовую оценку документам рескома о роспуске кабанского райкома и пришел к выводу, что действия рескома были неправомочными. При этом предоставленный в суд документ проверки рескома со стороны Управления Минюста РФ по Бурятии суд признал несостоятельным. Судья так и указал: текст ответа минюста не содержит предмета спора, мотивированного обоснования, но при этом имеет место вывод. То есть специалисты Минюста решили, что реском действовал обоснованно, уничтожая нашу первичку, но почему они так решили, они не знают.

 Также мы доказали в суде, что по Уставу в обязанность рескома не входят полномочия реорганизовывать первички. Не соответствовала Уставу и процедура перерегистрации членов. Как позже выяснилось, в комиссии, которая решала судьбу старых коммунистов, оказался человек, находящийся в федеральном розыске.  

 - Вы утверждали, что 7 членов рескома, а именно Бато Багдаев, Бутуханов, Ефимов, Михайлов, Владимир Сажин, Трапезников и Нина Хандарова пришли в БРО КПРФ как земляки Мархаева, родственники и бывшие коллеги по работе. Но, насколько известно, вы тоже приходитесь Вячеславу Мархаеву родственником. Этот факт как-то сказался на ваших взаимоотношениях?

 - Действительно, мой двоюродный брат женат на тете Вячеслава Михайловича, что по бурятским понятиям есть родня довольно близкая, но это не помогло нам найти взаимопонимания. Как только меня вышвырнули из партийных рядов, Мархаев обратился в районную прокуратуру с просьбой прекратить депутатские полномочия депутатов райсовета мои и коммуниста Кривошеева как избранных по партийным спискам. В этом ему отказали.

 Была в моем тексте и такая фраза: «С приходом к партийной власти Мархаева реском освободился от опытных, подготовленных партийных работников, заменив их людьми по родственно – земляческому и профессиональному признаку, но далеких от идейно – коммунистических принципов». Что касается этой фразы, Верховный суд оценил ее как вполне допустимую открытую дискуссию по вопросам кадровой политики внутри регионального отделения партии. Партии для того и создаются, чтобы участвовать в политических дискуссиях и следовательно проявлять повышенную терпимость к подобным критическим высказываниям.

 Реском терпимости к нашим доводам, однако, не проявил. На мой домашний телефон звонили неизвестные и с бурятским акцентам пробовали угрожать. Запугивали, как Бато Багдаева. В газетах появлялись статьи, что я засланный казачок, неадекватный и так далее.  

 - Насколько известно, именно бурная деятельность кабанских коммунистов в отношении первого секретаря Чимбеева привела в 2008 году к беспрецедентному роспуску бурятского рескома и отставке первого секретаря. Сейчас вы обвиняете Вячеслава Мархаева в антиуставной деятельности. Что дальше?

 - Будем бороться. Нашу первичку разогнали, ликвидировали самую большую городскую первичку в пос. Загорск г. Улан-Удэ, где лидером был Василий Шагиев. Что –то подобное происходит в Бичурском районе. До всех этих событий наша организация играла весомую роль в жизни Кабанского района, с нами считались, мы отстаивали интересы простых людей, и они это видели. Для определенной части кабанцев это была отдушина, сила притяжения, которой сегодня нет. Считаю, что КПРФ как системной оппозиции не существует. Есть митинги, одиночные пикеты, выступления, а реальных дел нет. Когда Вячеслав Мархаев избрался в ГосДуму и мы стали ему не нужны, он разогнал неугодных. Его полномочия закончатся уже в 2016 году, и что тогда? При таком положении вещей есть ли будущее у Вячеслава Мархаева? Вопрос открытый.

 - Спасибо за беседу!

 

 Справка:

Михаил Архипович Хамаганов родился в 1947 году. Коренной житель Кабанска. Его отец, Архип Данилович, фронтовик, работал начальником районного статуправления. За отличные успехи в Кабанской средней школе в 1962 году был направлен в Свердловское Суворовское военное училище. Окончил высшее общевойсковое командное училище им. Фрунзе, служил в строевой мотострелковой части командиром взвода, а затем роты. Уйдя в отставку, заочно обучался на историческом факультете Иркутского госуниверситета. Преподавал историю в школах Кабанского и Курумканского районов, г. Улан-Удэ. До 2001 года был директором пионерского лагеря «Орленок» на Большой речке Кабанского района. Четыре года работал в Администрации Кабанского района на должности ведущего специалиста по связям с общественными и религиозными организациями, помощником главы Каабанского района.

В КПСС вступил в 1969 году, в члены КПРФ в 1994 году, в самый пик запрета и борьбы «ельцинистов» с патриотами страны. Совмещал работу помощника главы администрации с обязанностями 1-го секретаря Кабанского райкома КПРФ.

 

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика