blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Во время операции хирург оставил в теле улан-удэнца Виктора Казакова инородное тело, с которым тот прожил 20 лет

28.01.2014



С 2012 года все медицинские услуги, включая и те, которые осуществляются государственными учреждениями, отнесены в ведение закона «О защите прав потребителей». Смысл новшества состоит в том, что отныне в суде не пациент, а сами доктора должны доказывать, хорошо ли они делают свою работу.
Проблема состоит в том, что в Бурятии о новом государственном подходе к отечественной медицине как будто и не слышали. Пример обратившегося в редакцию улан-удэнца Виктора Казакова еще хлеще – на принимаемые в стране законы здесь просто наплевали. Республиканскую больницу, где во время операции внутри Казакова оставили неизвестное инородное тело, полностью оправдали. Оказалось, что 20 лет мучений человека, вынужденного носить в спине что-то, что выросло размером с куриное яйцо, не давало жить, на что тратился весь семейный бюджет, - ничего для наших докторов не стоят.

Что-то, не похожее ни на одну известную болезнь

В 1992 году Виктор Казаков, которому тогда было 39 лет, упал с 4 этажа и сломал позвоночник. В Республиканской больнице им. Семашко ему сделали срочную операцию по удалению костных отломков, но спинной мозг был поврежден, передвигаться отныне Виктор Степанович мог только на коляске. Однако не это больше всего беспокоило мужчину. Спина, там, где проходила операция, болела, и  с каждым годом все сильнее. Обследования ничего не давали. Врачи не могли объяснить причину боли и выписывали обезболивающие. В конце концов больной перешел на наркосодержащие лекарства, вполне уверенный, что у всех, имевших травмы позвоночника, спина болит подобным же образом.
Так продолжалось до тех пор, пока Казаков не оказался в доме инвалидов – колясочников в Улан-Удэ и не поинтересовался у соседей, а как у них. Только здесь Виктор Степанович начал подозревать, что с ним происходит что-то непонятное. По совету новых друзей нашел центр реабилитации инвалидов в городе Новокузнецке, куда отправил свои документы и пожаловался на постоянные боли в спине. Врачи из Новокузнецка попросили сделать МРТ спины, прокомментировать результаты которого местные доктора сразу отказались. На снимке отчетливо было видно затемнение в районе позвоночника, не походившее ни на одну известную болезнь. Сразу было решено, что операцию в наступившем 2012 году Казаков будет делать только в Новокузнецке.

Оперировавшие хирурги: мы обнаружили в спине марлю, которая вся проросла тканями организма

Из протокола судебного заседания, проведенного по поручению Октябрьского районного суда Улан-Удэ в городе Новокузнецке. В качестве свидетелей допрашиваются заведующий нейрохирургическим отделением ФГБОУ «Новокузнецкий научно – практический центр медико – социальной экспертизы и реабилитации инвалидов ФМБА России» Евгений Филатов и врач – нейрохирург Владимир Кельмаков, непосредственно делавшие операцию Казакову.
Вопрос суда первому свидетелю: Каковы результаты проведенной операции? Что было обнаружено?
Филатов: После того, как мы произвели разрез в области позвоночника, в месте, где была проведена операция, обнаружили объемное, толстостенное образование в капсуле, размером где-то с куриное яйцо. Инородное тело удалилось хорошо.
Вопрос: каков был состав этого инородного тела?
Филатов: на гистологию инородное тело не направляли. Когда рассекли, обнаружили марлю, которая вся проросла тканями организма. Это был не тампон.
Вопрос суда второму свидетелю: какие имелись показания, в связи с чем проводилась такая операция?
Кельмаков: помимо объемного образования в позвоночном канале был выраженный болевой синдром. Это и послужило причиной для удаления инородного тела.
Вопрос суда: Каковы результаты проведенной операции? Что было обнаружено?
Кельмаков: Думали, что это опухоль. Когда вскрыли, обнаружили инородное тело. Оно выглядело как капсула. Рассекли его, внутри оказалось инородное тело, покрытое тканями организма.
Вопрос суда: Каков состав инородного тела, обнаруженного у изъятого у Казакова при проведении операции в области позвоночника?
Кельмаков: После удаления образования волокна были похожи на марлевую салфетку. Мы решили, что это салфетка. Морфологические исследования не проводились. Удалили и все.
Вопрос суда: Каков объем и размер указанного инородного тела?
Кельмаков: Все объемное образование было где-то 8x6 см.
Вопрос суда: Где было обнаружено инородное тело?
Кельмаков: Находилось на этом же месте, где проводилась операция 20 лет назад.

Хирург Моросяк: марли в спине Казакова я не оставлял  

В Октябрьский районный суд вызвали хирурга Моросяк Анатолия Ивановича, делавшего 20 лет назад эту операцию и задали ему эти же самые вопросы. Моросяк сказал, что за давностью операции подробностей ее не помнит, но уверен, что никакой марли в организме Казакова он не оставлял. То же самое в голос твердили коллеги по Республиканской больнице им. Семашко. Суд, исследовав все обстоятельства дела, не нашел в действиях хирурга Республиканской клинической больницы им. Семашко Моросяк А.И. признаков оказания медицинских услуг ненадлежащего качества. Суд пришел к выводу, что при оказании медицинской помощи Казакову Виктору Степановичу в 1992 году стандарты обследования и лечения больных нарушены не были. Вина врачей Республиканской клинической больницы им. Семашко в причинении вреда здоровью не установлена, поскольку утверждения истца об оставлении марлевой салфетки объективного подтверждения в суде не нашли. Суд первой инстанции не увидел оснований для взыскания с ответчика компенсации морального вреда. Решение не вступило в законную силу, но тенденция решения подобных споров ясна, как день.
Инвалиды – люди второго сорта
- Моя жизнь перевернулась в том 1992 году, когда наша семья с тремя детьми очутилась на грани выживания, - рассказывает Виктор Казаков. – Но жизнь бы не казалась таким адом, если бы не боли в спине. Из-за этих болей я мог от силы просидеть в коляске полчаса. Все остальное время приходилось лежать, появились пролежни. Я выглядел как доходяга, у меня постоянно держалась температура. Жили на те продукты, что давали родственники. Вся пенсия уходила на лекарства. От всего этого тяжело заболела жена, которая тоже стала инвалидом 1 группы. И все это время мне говорили в больницах – ну что вы хотите, вы же колясочник, спина так и должна у вас болеть.
Вместо извинений хирург Моросяк, делавший мне операцию в 1992 году, сказал: мы вам жизнь спасли, а вы жалуетесь. А я ему в ответ: давайте я вам в спину засуну яйцо и посмотрю, какая у вас будет жизнь. На суде меня выставили полным идиотом. Не дали ознакомиться с заключением экспертизы, никто меня не слушал, говорили, что хотели. В итоге получилось, что чуть ли не я сам виноват во всем случившемся. Я на коляске полдня прождал решения суда, просил сделать мне копию экспертизы, так и не дождался. Смысл в том, что мы люди второго сорта. Ездишь на коляске, ну и езди, не мешай здоровым людям со своими проблемами.  
Никому не было интересно, что после операции в Новокузнецке, когда швы зажили, я почувствовал себя иначе, у меня появились другие ощущения. Былой боли не было, я набрал вес, стал выглядеть по-человечески, перестал тратиться на лекарства. Меня совершенно не устраивает то решение, которое вынесла судья Октябрьского суда Болотова, я обязательно буду его обжаловать. Я хочу знать, что со мной было, по чьей вине 20 лет моей жизни превратились в кошмар?

Закон о защите прав потребителей: виноват - отвечай

Не только инвалиды, мы все беззащитны перед людьми в белых халатах, которые вольны делать с нами что угодно, зная, что им за это ничего не будет. Нам никто не говорит, какие манипуляции задумано совершить на операционном столе, с помощью чего, как и какие действия были там совершены на самом деле. Операция была, остались документы, но почему-то никто так и не смог достоверно сказать, что на самом деле положили в тело Казакова12 июля 1992 года, чтобы остановить кровь, – марлевую салфетку, гемостатическую губку, тряпку, вату или что-то еще. Почему-то сам факт, что что-то в теле Казакова оставили и это что-то вызвало тяжелейшие последствия для его здоровья, не стал доказательством вины докторов, а ведь должен был.
В далеких 70-ых годах на первом этаже Железнодорожной больницы в Загорске в стеклянных шкафах было принято выставлять на потеху публики заспиртованные человеческие органы с разными дефектами, а также предметы, оставленные хирургами внутри пациентов во время операции – ножницы, зажимы, различные крючки. В советское время к подобным огрехам медицины относились более чем снисходительно – человек остался жив, и слава Богу.
Сегодня любая медицинская услуга – это договор, по которому стороны перед законом несут обязательства. С 1992 года в стране действует «Закон о защите прав потребителей», распространяющийся на любые медицинские услуги. Грубо говоря, любое медицинское учреждение отныне ничем не отличается от обувной лавки. Установили тебе неправильный диагноз, выписали не ту таблетку, залечили, не долечили – отвечайте по всем правилам закона наравне с продавцом некачественной обуви.  
Сегодня каждый экспонат той выставки, организованной когда-то в Железнодорожной больнице пос. Загорск – уже не повод для потехи, а вещественное доказательство, сулящее больнице многомиллионные штрафы. Возможно, в 1992 году с законом «О защите прав потребителей», который только появился, в Республиканской клинической больнице им. Семашко никто знаком не был. Но почему в 2012 году, отправляя корчащегося от боли Казакова на операцию в Новокузнецк, никто из лечащих его врачей в Улан-Удэ не распорядился срочно направить то, что найдут в его спине, на исследование. Ведь если бы там оказалась опухоль, новообразование в обязательном порядке исследовали бы в лаборатории. Найденное в спине Казакова «яйцо» в капсуле 6 на 8 см 20-летней выдержки просто выбросили в ведро.
Почему целых 20 лет никто так и не мог обнаружить в спине инвалида инородное тело, что само по себе при уровне оборудования, который имеется на сегодня в больницах, довольно странно. Почему Казаков сам вынужден был искать себе врачей, собственно, как и все мы, не надеясь на того, кто призван лечить нас по месту жительства.
Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика