blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Первые шаги на комбинате: шефы и наставники, молодые специалисты.

21.12.2013


    Автор - Яковлев П.С.

    1 августа 1940 года второй раз по знакомой дороге я приехал  опять на грузовой автомашине ЗИС-5 в г. Городок теперь уже на постоянную работу. Кроме меня из нашего выпуска приехали еще трое: горные инженеры-эксплуатационники т.т. Кузнецов Николай Георгиевич, Пипкин Михаил Ефимович и горный инженер-геолог т. Волиняк Юрий Михайлович. В ноябре 1940 года т.т. Пипкина М.Е. и Волиняк Ю.М. призвали в армию на действительную службу. В конце 1941 года на фронтах Великой Отечественной оба мои товарища погибли. В связи с тем, что зам.главного инженера комбината по технике безопасности т.Паньков П.Н. уходил в отпуск, меня до 10 ноября назначили временно исполняющим обязанности. Перед отъездом П.Н.Паньков проинструктировал меня, как проводить проверку и осуществлять контроль за соблюдением требований правил техники безопасности и промсанитарии, передал дела и верхового коня с хорошим кавалерийским седлом, на котором он ездил по всем предприятиям комбината.

    Главным инженером комбината работал т.Березовский А.А. директор комбината т.Парамонов Н.Д. уехал, а вновь назначенный директор т.Мещеряков Сергей Степанович только приступал к исполнению своих обязанностей.

    Моим главным неофициальным шефом и наставником был Александр Васильевич Щеголев - начальник ПТО комбината. От него я всегда получал конкретный деловой совет, почти не приходилось обращаться главному инженеру т.Березовскому А.А. Все основные цеха и предприятия комбината работали напряженно, круглосуточно, по графику непрерывной рабочей недели. На добыче вольфрамового концентрата тогда работали три участка на прииске Инкур, где директором были т.Медведев Михаил Никитич, техноруком - т.Кузнецов Ф.А., два участка на прииске Гуджирка, где директором работал т.Нестеренко Н.Р., техноруком т.Мотофанов А.И., вольфрамовая обогатительная фабрика, где директором работал т.Бредихин Г.Н., техноруком т. Барлаухов М.К. и старательские участки на приисках.

    На руднике "Холтосон" были только начаты очистные работы на участках № 1 и № 2, наряду с усиленным нажимом на горнопроходческие работы. На будущем Первомайском руднике проводились разведочные работы силами рудника Холтосон. На приисках Инкур и Гуджирка как уже указывал выше, на вскрыше породы и добыче песков работали паровые экскваторы "Ковровец' с емкостью ковша 0,73 м3 , 1,0 м3  и 1,5 м3, на дровяном топливе. Транспортировку породы на отвал, песков на бутары - промприборы производились мотовозами типа "ХТЗ" и "М", на вагонетках типа "Вестерна".

     

     

     

    В засушливые годы на этих приисках обеспечение бутары водой становилось целой проблемой, но не были случаев простоя из-за воды, как-то  умело использовалась оборотная вода, доведя до минимума потери воды по ходу процесса.

    Промывной сезон наступал с наступлением тепла, примерно в первых числах мая в зависимости от погоды, завершался с наступлением холодов, примерно в последних числах сентября или в начале октября. По окончании промывного сезона, сразу же приступали к вскрышным работам, готовили запасы песков на будущий промывной сезон.

     Ремонт оборудования обогатительных установок и экскаваторов производили по графику очередности - сначала оборудование механизированной бутары, экскаваторы были заняты на вскрыше, примерно с февраля по 15 апреля, т.е. до начала промывного сезона ремонтировались экскаваторы и мотовозы по очереди.

    В то время обогатительная фабрика только начинала давать продукцию, поэтому все внимание было обращено на работу приисков.

    Около двух месяцев почти до окончания промывного сезона на комбинате работал замначальника Главредмета Н.К.Ц.М. т.Ерофеев. Я часто видел, как он рано утром или поздно вечером стоял на склонах горы, откуда наблюдал за ходом работы участков целыми часами, причем ездил всегда один, без провожатых. Всегда ходил в гимнастерке защитного цвета, в сапогах, с орденом Ленина на груди, без фуражки.

    Однажды, во время моего дежурства в Управлении комбината, примерно часов в 12 ночи, в выходной день, позвонил т. Ерофеев: "Найдите руководителей прииска Инкур т.Медведева или Кузнецова и передайте, чтобы кто-нибудь из них позвонил мне, куда звонить они знают". Звоню в контору прииска Инкур, дежурный отвечает: "У нас все в порядке, а т.т.Медведев и Кузнецов недавно уехали домой на ужин". Позвонил на квартиру т.Кузнецова Ф.А., ответила его жена Мария Прокопьевна -"Он на работе, уже третий день не приезжает домой".

    Позвонил несколько раз на квартиру т.Медведева, но никто не ответил. Решил пойти к нему на квартиру. Мы жили в одном доме барачного типа, но только с разных концов. Медведев, как холостяк, занимал одну комнату. В комнате горел свет, но на стук никто не отозвался. Я потянул за ручку, вошел и разбудил их. Т.т .Медведев и Кузнецов, видимо, по-холостяцки поужинав, заснули в рабочей одежде прямо на полу. Шофер тоже спал прямо в кабине дежурной машины тут же возле дома. Этот случай привожу, чтобы показать, с каким напряжением работал коллектив комбината.

    В 1940 году принимались самые энергичные меры по увеличению объема добычи, производственных мощностей, по освоению новых вольфрамо-молибденовых месторождений. Комбинат находился под строжайшим контролем Главредмета и Наркомата цветной металлургии Бурятского обкома ВКП(б).

    Уже после войны на совещании работников Джидинского комбината в 1946 году начальник Главвольфрама МЦМ т. Микуленко А.С. заявил, что удельный вес Джидинского комбината в 1940 году в общесоюзном балансе по выпуску вольфрамового концентрата составлял порядка - 60-70%.

    На каждом совещании у директора комбината в первую очередь заслушивали т.Поддубного Ивана Андреевича - о ходе работы на пусковых объектах, а потом руководителей приисков о выполнении плана и заданий по добыче вольфрамового концентрата, директора рудника о выполнении плана по горнокапитальным, разведочным работам и очистной добычи руды, директора фабрики - о переработке руды, извлечения металла из руды и выполнении плана выпуска вольфрамового концентрата, а руководителей других цехов, отделов и служб комбината о том как оказывается помощь основным цехам.

    Поддубный И.А. как начальник отдела капитального строительства работал с большим напряжением. Чувствовался его солидный опыт, отличное знание строительного дела и энергия. На объектах строительства его можно было встретить с утра до позднего вечера. В кабинете работал до 2-3 часов ночи один, а иногда с группой специалистов ОКСа и комбината. Я часто задумывался: когда же он успевает читать газеты и журналы или отдыхать. Он всегда был в курсе всех событий.

    Руда, добытая на руднике Холтосон, доставлялась на фабрику до 1943 года автомобильным транспортом ЗИС-5, "Додж", самосвалов почти не было, разгрузка производилась вручную вплоть до 1947 года. В 1942 году, в первых числах апреля, было закончено строительство железной дороги до рудника Холтосон, а также до рудника Первомайский. Первомайский рудник вступил в строй как действующее предприятие в 1942 году, в том же году вступила и молибденовая секция обогатительной фабрики.

    Руда с рудников на фабрику доставлялась, как железнодорожным, так и автомобильным транспортом, но разгрузка не была механизирована до 1947 года.

    На руднике Холтосон был рудоскат, недалеко от старой компрессорной, для спуска руды с горизонта 1582 до автодороги у подножия Холтосонской пади. На втором участке был построен бункер недалеко от устья штольни № 16 и ленточный конвейер, по которому спускалась руда на нижний бункер, откуда отгружалась автомашинами на фабрику. Породоотборка производилась с ленточного конвейера.

    Был сдан в эксплуатацию ремонтный завод в г.Городке. Первым начальником ремзавода был назначен т.Климов Николай Васильевич. Под его руководством на заводе было установлено новейшее оборудование разного типа и размера, токарные, винторезные, строгальные, сверлильные и шлифовальные станки. Самым крупным станком был токарный станок "ДИП-500". В цехах была идеальная чистота и порядок, возле завода росли цветы. Климов поднял завод до уровня современных предприятий, был высококвалифицированным металлистом и большим другом всех работающих. Все относились к нему с большим уважением. Когда я приехал на завод проводить проверку состояния техники безопасности и охраны труда, т.Климов Н.В. шутливо сказал мне: "Молодой человек, все равно ничего не найдешь. Я - георгиевский кавалер, член группрудкома профсоюза работников цветной металлургии, начальник ремонтно-механического завода Джидинского комбината, старый Петербургский металлист. Как ты думаешь, при таких чинах могу ли я допускать нарушения требования техники безопасности и охраны труда? Я как профсоюзный "деятель» сам многих учу, как надо работать».

    Главным механиком комбината в то время работал т.Философов М.И., высококвалифицированный и интеллигентный инженер -электромеханик, хороший организатор (фото), главным энергетиком т.Соловьев А.В., начальником электростанции был т.Воронин В.А., главным механиком рудника - Шахов Б.В. С первых дней на самых трудных ответственных объектах работали на комбинате добрейшие труженики -главный механик фабрики с 1940 по 1952 год т. Голубин А.В. и главный энергетик т. Кабинин Г.И., положивший много труда на строительство высоковольтной линии на предприятиях и монтаже всевозможного оборудования на комбинате.

    В 1940 году еще строились авторемонтный завод в Городке, угольные шахты и электростанция на Баянголе, жилой поселок. Начальником строительства работал т. Атриков Александр Асалханович. На Городской электростанции монтировался более мощный, импортный котлоагрегат фирмы "Вольфа". Пристройкой к зданию существующей электростанции руководил начальник ОКСа - т.Поддубный И.А., а монтажом котлоагрегата руководил начальник электростанции т.Воронин В.А. Работали в три смены - днем и ночью, объект как пусковой находился под контролем т.Ерофеева -зам. начальника Главредмета НКЦМ.

    Воронин В.А. прибыл на комбинат в числе первых молодых специалистов после окончания ВТУЗа и проработал здесь в разных должностях до 1958 года, до своего назначения главным инженером энергоуправления Бурятского Совнархоза. Его знали как старейшего работника и человека исключительного трудолюбия, многое сделавшего для развития энергетической базы и обеспечившего в самые трудные годы нормальную работу многих ведущих предприятий комбината. Своим настойчивым характером и совершенным знанием энергохозяйства заслужено пользовался высоким уважением коллектива рабочих, ИТР и служащих.

    Автомобили на комбинате в то время были единственным видом транспорта. Железной дороги в 1940 году еще не было. Все грузы доставлялись автомашинами: дрова - для электростанции, экскаваторов разрезов и бытовых нужд населения, руда - для обогатительной фабрики, а также техгрузы, оборудование, стройматериалы и продукты питания возились из Улан-Удэ до Городка.

    Во главе автобазы работал т.Ветошников Н.Г.,  потом т.Козиковис и Алексеев С.А. "Королями" тракта называли шоферов, которые трудились со дня организации комбината, т.т.Уколов, Филимонов, Усиков,Сундуков, Михайловы - два брата, молодой шофер "асс" - т.Щекин и другие. Отец-шофера Щекина работал здесь же крепильщиком на участке № 2 рудника Холтосон, родом из д. Хамней Закаменского аймака, в совершенстве знал бурятский язык.

     

    IV. Военный период работы комбината.

    1. Джидакомбинат - жемчужина Советского Союза: династии, выборочная добыча.

    Утром 22 июня 1941 года я приехали на работу, провел наряд и пошел на обход вслед за рабочими. О том, что началась война, я узнал уже после обхода, зайдя в контору. Сразу кольнуло в сердце и по спине пробежал неприятный холодок. Я был готов на все: воевать, так воевать, если работать для победы, то работать по-военному. Перед концом смены к нам пришел парторг рудника т. Наговицын Л.Ф. и начальник участка № 2 т.Кузнецов Ф.А. Провели митинг, на котором приняли решение работать по-фронтовому под лозунгом "Все для фронта, все для Победы".

    В предвоенный период на руднике Холтосон был сформирован костяк высококвалифицированных рабочих ведущих профессий: бурильщиков, крепильщиков, взрывников, слесарей и откатчиков. Костяк формировался за счет подготовки из местных жителей, командированных наркоматом цветной металлургии лучших рабочих других горнорудных предприятий, имена котрых были известны в Москве. Про таких людей сами горняки говорили: "У него глазки наметанные" или "Глаза как алмаз, руки как отвес".

    Хорошо помню таких известных рабочих рудника, как бурильщик НКЦМ т.Харламов, бурильщик т.Будаев Дымбрыл,  бурильщик т.Самохин Илья. Отец Ильи был мастером по проходке восстающих выработок. Помню бурильщика, проходчика штольни "К" т.Васичкова, ударным трудом прославились крепильщики т.т.Егоров, Торцогоев, Цуканов, Чугунов и другие, взрывник т.Моксоев, электрослесарь т.Черемис. Проходил штольню "Капитальная" до ухода на фронт бурильщик т.Дюков,  из Раздольнинского рудоуправления на Джидокомбинат прибыл бурильщик т.Разумейко И.А. Хорошо зарекомендовал себя бурильщик очистного забоя, один из участников внедрения новой системы разработки т.Щемякин Т.Н., бурильщик по проходке штольни 43 Петряков.

    Одним из лучших проходчиков на руднике считался бурильщик Илья Яньков. Он был исключительно добросовестным и скромным человеком. Работая в первую смену из-за плохого воздуха он не добурил забой. Когда пришел домой, ему вручили повестку явиться в военкомат для отправки в армию. Немного отдохнув, он вышел во вторую смену и добурил свой забой, хотя мог бы этого не делать. Когда я спросил его, почему он не побыл в семье перед уходом в армию, он ответил: «Не хочу, чтобы за мной числился хвост». Я крепко его обнял и мы попрощались. С войны он не вернулся. Его жена , Екатерина Александровна, после его ухода в армию, работала на шахте Инкур на проходке штольни 43 откатчицей. В семье Яньковых осталось 5 детей. Екатерина работала за себя и за мужа. После войны, когда ей предложили перейти на более легкую работу инструментальщицей, отказалась: надо было кормить и обеспечивать всем  необходимым  пятерых школьников. Ей обещали сохранить прежнюю зарплату на все время работы в инструментальной. В инструментальной она навела такой порядок, какой ни один из её предшественников сделать не мог. Начальник шахты Инкур т.Гречко всегда ставил ее в пример и  проявлял к ней как к жене фронтовика настоящую заботу.

    В течение недели со дня объявления войны были призваны в армию помощник начальника участка № 2 т.Андреев Д.Т., начальник участка № 3 Лазерев Т.Г., Кувардин И.Ф., Денисов Л.И, Баранов Н.В., Лягун В.И. Из числа ИТР  т.т.Дюков, Васичков, Петраков, Харламов, Ремиз, Шемякин и другие бурильщики, т.т.Турбин, Катенев, Югов, Ашихмин, Котельников и другие крепильщики.

    Руководство участка вместо ушедших в армию горных мастеров назначало на эти должности таких опытных рабочих ведущих профессий, как бурильщика т.т.Разумейко И.А. и крепильщика Андрея Никифоровича Харлова. Оба работали прекрасно, систематически выполняли и перевыполняли план по добыче руды и проходке горных выработок, как по смене, так и по горизонту. На этих должностях проработали они военный и послевоенный периоды времени до тех пор, пока их не вывели из подземных работ по состоянию здоровья – силикоз. За высокие показатели в работе по выполнению плана и задания ГКО т.Харлов в 1943 году был награжден почетной грамотой Президиума Верховного Совета БМАССР и в 1945 году орденом Трудового Красного Знамени. Во время войны сын т.Харлова - Николай работал электрослесарем на шахте, дочь Вера - на породоотборке участка "Бремсберг". После окончания учебы в 1946 году Николай Андреевич работал механиком участка шахты "Инкур", Вера Андреевна - мастером на участке "Бремсберг".

    На руднике Холтосон почти все знали династию Харловых, Цукановых, Чугуновых.

    По закону военного времени приходилось из рабочих спецконтингента на ходу готовить бурильщиков и крепильщиков, готовить без отрыва от работы, непосредственно на рабочем месте. При таком методе подготовки кадров т.т.Харлов А.Н. и Разумейко И.А. могли толково по- рабочему, без лишнего словоблудия объяснять суть технологии, основные требования ПТЭ и ТБ и сумели в необходимом количестве подготовить новых рабочих ведущей профессии из числа спецконтингента. Разумейко И.А. умер после войны от силикоза в возрасте 40-45 лет в рудничном поселке Инкур, Харлов тоже умер от силикоза в возрасте около 70 лет в рудничном поселке "Н-Холтосон".

    Во время войны особое внимание уделяли всем видам горнопроходческих работ. Капитальные, разведочные, подготовительные и нарезные выработки - одинаково все были нужны для быстрого и непрерывного увеличения объема добычи руды и металла. Иногда  производственная мощность рудника и обогатительной фабрики не позволяли обеспечить выполнение плана по металлу за счет увеличения объема добычи и переработки руды даже при нормальном извлечении, при среднем и ниже среднего содержании металла в руде. Поэтому комбинат был вынужден переходить на выборочную разработку, то есть добывать руду только с высоким содержанием металла. Блоки с более бедным содержанием металла  оставляли с условием отработать после войны. В результате  такой выборочной отработки к 1945-46 годам на комбинате накопилось солидное количество недоработанных блоков, которые не подлежали к списанию без доработки. Все эти недоработанные блоки восстанавливали с большим трудом, отрабатывали по графику очередности почти до конца 1952 года и представляли к списанию. При этом комбинат испытывал большие трудности в части обеспечения планового содержания металла в добытой руде. В 1946 году руководство комбината и рудника решили оставленные запасы по указанным выработкам передать для доработки старательскому отделу комбината.

    Маркшейдерской службой предъявлялись в то время довольно жесткие требования к списанию блоков. Возглавляли службу главный маркшейдер комбината т. Бережнов Г.А. (фото) и главный маркшейдер рудника т.Балабанов Л.И. Они немало вложили упорного труда и своих знаний в развитие комбината, отстаивали государственные интересы в части разумной эксплуатации недр. Хорошо помню, при подготовке блока к списанию, вопреки сопротивлениям горняков – эксплуатационников, маркшейдеры заставляли их металлическими метелками производить подчистку от рудной мелочи всей поверхности подошвы блока. При анализе отобранных проб выяснилось, что содержание металла в рудных мелочах  значительно больше, чем в руде. Потом такой порядок подчистки подошвы блока перед списанием был узаконен уже без особых возражений со стороны эксплуатационников.

    Иногда встречались гнезды штуфной руды с такой концентрацией, что ее можно было отгружать без всякого обогащения. Где-то в последних числах июня 1941 года при проходке штрека по жиле 30 штольни № 16 мы наткнулись именно на такое гнездо штуфной руды. Почти 10 дней руду отбирали вручную, без всякого обогащения, затаривали в двойные мешки и отгружали на завод. Здесь сразу же поставили круглосуточную надежную охрану из числа вольнонаемных рабочих.

    Отборку штуфной руды, после бурения и отладки, производили силами вольнонаемных рабочих, ИТР и служащих, приглашающиеся на воскресники. В один день, на воскресник, приехал командный состав комбината и ИТЛ во главе с начальником комбината, строительства и ИТЛ ст.лейтенантом госбезопасности т.Петровым А.П., его заместители, начальники отделов комбината, службы ИТЛ и охраны. Учет и маркировку готовой продукции - концентрата производил сам  начальник ОТК т.Советов К.Ф. или его работники. Точно не помню, тогда отгрузили около 250-300 мешков или 12-15 тонн. Больше за все время работы на руднике Холтосон не встречался штрек с таким скоплением крупного размера штуфной руды.

    В поселке Инкур один старатель т. Серых, подкапывая подполье в своем доме, наткнулся на богатую руду. Он начал потихонько добывать и сдавать концентрат. Когда про его секрет узнали другие старатели, они подкопали дом так, что тот едва не развалился. Когда об этом узнал начальник управления прииска и ОЛП № 8 т.Атриков А.А., он предложил т. Серых квартиру и купил его дом за 5.0 тыс.рублей. На этом месте была организована госдобыча вольфрамового концентрата, благодаря чему дополнительон удалось добыть около 5,0 тонн металла и обеспечить выполнение по прииску Инкур установленного задания на октябрь 1941 года. В Минцветмете, Гипроцветмете, Госплане Джидинский комбинат называли жемчужиной Советского Союза. Не случайно до 1946 года деятельность комбината находилась под повседневным контролем ГУЛГМП НКВД СССР и Бурятского обкома ВКП (б).

    В августе и в сентябре 1941 года на комбинат стали прибывать эвакуированные рабочие, ИТР и служащие из Мончегорского и Тырныаузского комбинатов. Положение с жильем было очень тяжелым. Прибывшие жили в палатках, в клубе, где придется. Руководство комбината принимало самые энергичные меры по строительству жилья, домов барачного типа, деревянных, каркаснонасыпных и шлакозаливных. Дома строили в Городке, Нижнем-Холтосоне, на приисках Инкур, Гуджирка, Баянголе и в других местах, чтобы до наступления холодов предоставить людям жилье.

    В это же время на комбинат прибыл новый главный инженер подполковник госбезопасности т. Ткаченко. Главного инженера т.Матвеева Н.С. назначили начальником ОКСа и зам.начальника комбината по строительству. Прибыли новый главный геолог т.Бифанский, новый главный маркшейдер т.Безладнов, новый главный механик т.Армер и главный диспетчер т.Попов А.А.

    В сентябре 1941 года мне предоставили отпуск и по заключению врачей дали путевку на курорт "Усолье",  так как у меня обострился радикулит и стали отекать ноги. Свою смену я сдал эвакуированному из Мончегорска горному инженеру т.Шахмурадову Ф.А. Вместе с семьей, грудным ребенком он заехал в мою квартиру-комнату, где я жил холостяком.

     

     

    2. Прииск Инкур - один из крупных поставщиков вольфрамового концентрата: ремонт техники, геолого –маркшейдерская служба, рацпредложения

     

    После отпуска меня направили начальником участка № 6 прииска Инкур в связи с тем, что во врачебном заключении было рекомендовано в течение 3-4-х месяцев работать вне шахты. В то время прииск Инкур был самым крупным в стране поставщиком вольфрамового концентрата. Здесь работали три участка № 5, №6,№7, но самым крупным был участок № 6. Бывший начальник участка №6 Николай Лукич Аргунов подобрал очень хороший дисциплинированный коллектив. После его ухода на фронт, начальником участка № 6 2-3 месяца работал геолог т. Полюшкин, от него в первых числах октября 1941 года  принял участок я.

    Начальником участка № 7 работал т.Рязанов - инженер-строитель, прибывший по эвакуации из Мончегорска, начальником участка № 5 т.Егоров - практик, один из старейших работников комбината. Директором прииска Инкур и ОЛП  № 8 работал т.Александр Асалханович (или Алексеевич???) Атриков (фото), главным инженером т.Юдаев С.В., главным механиком т.Куруов Н.С., главным геологом т.Толпаров Д.Г., главным маркшейдером т.Балабанов А.И., главным обогатителем т.Кузнецов Н.Т., механиком транспортно-мотовозного хозяйства т.Усиков С.Г. и начальником мехмастерских т.Белоконь С.А.

    На второй или третий день с начала войны бывший главный инженер Управления прииском т. Щеголев А.В. был призван в ряды Красной армии и направлен на фронт, где находился до окончания войны. Войну закончил в Берлине. Работал в Германии военным представительстве как специалист - инженер. Вернулся на Джидинский комбинат в 1946 году, работал зам.гл.инженера комбината, начальником ПТО и начальником рудника Холтосон. В 1949 году т.Щеголева  А.В. назначили главным инженером Каджаранского медно- молибденового комбината Армянской ССР, а затем перевели в Сорский комбинат на должность главного инженера.

    Когда я пришел на участок, промывной сезон уже был закончен, готовились к производству вскрышных работ. В связи с тем, что мы получили дополнительное задание добыть какое-то количество тонн концентрата, была организована старательская добыча на бортах разреза. Рабочие и геологи выбирали и находили довольно богатые участки, работали до самых больших морозов, с водоподогревом и оттайкой песков. Делалось это так. В конце смены расскладывали костры (пожоги) и к утру, к приходу рабочих земля оттаивала. На дровах работали экскаваторы. Насосная станция и трубопроводы от насосной до экскаваторов тоже подогревались пожогами. На пожоги расходовалось довольно много дров. Дрова и вода в зимнее время были главной проблемой. Если дрова по каким-то причинам не подвозили, все замерзало и останавливалось. Несмотря  на эти трудности работы не прекращались ни днем и ночью. Вскрышные работы производились в три смены; экскаваторы и мотовозы передавались следующей смене в горячем рабочем состоянии.

    Несмотря на труднейшие условия работы, особенно при больших морозах, рабочие ведущей профессии не уходили с работы, пока не перевыполнят сменное задание и норму выработки. Каждый старался сделать сегодня больше и лучше, чем вчера. Экономили все начиная от обтирочного материала, горюче-смазочного до взрывчатых веществ. Всякие простои доводили до минимума. Все было подчинено одной цели: "все для фронта и для победы". Под таким девизом трудились шурфовщики т.т.Сафиулин, Данилов, Сопетченко, Богатов и другие. Они создавали условия для взрывных и вскрышных работ, а весной для добычи песков. С особым напряжением, как настоящие фронтовики, работали машинисты паровых экскаваторов т.Родин И.С., Каторкин СМ. (или Катеркин ????), Иванилов, Атанов, Михалев, Яковлев, Ионов, Атанов и другие; помощники машиниста т.т.Янкин Ф.Д., Потапов, Поташников и другие. Они знали в совершенстве технику, манипулировали рычагами, как настоящие эквилибристы, считали не дни, а минуты, затраченные на погрузку или на перекидку сотни кубометров торфов. Все они к технике относились с исключительной заботливостью. Благодаря такому внимательному и бережливому отношениию ко всему, что им было доверено, в самые тяжелые дни, особенно в ночные смены зимой, а летом во время ливневых дождей, мы обеспечивали бесперебойную работу участков и в целом управления прииска, обеспечивали систематическое выполнение, перевыполнение плана и задания ГКО по добыче вольфрама, "крайне необходимого для фронта стратегического металла».

    Родин приехал с Кубани на строительство Джидинского комбината в 1936 году совсем молодым человеком. Здесь кубанский казак из крестьян приобрел специальность, вырос до высококвалифицированного специалиста горного дела, женился на красивой и жизнерадостной пензенской девушке Полине Ивановне Барановой. Они вырастили и воспитали двух сыновей и двух дочерей. В 1958 году я встретился с тов.Родиным И.С на угольном разрезе Гусиноозерского рудоуправления. Он работал машинистом на шагающем экскаваторе ЭШ-10/70, на самой современной технике горношахтного оборудования, которую знал в совершенстве и самостоятельно устранял все неполадки механического и электротехнического порядка.

    На специальностях обогатители; столовщицы, отсадочницы, грохотовщицы, доводчицы-съемщицы концентрата, мотористы насосных установок по использованию оборотной воды трудились женщины. Они работали за себя и за мужей, ушедших на фронт, не отставали от мужчин на самых тяжелых работах. На вскрышных работах женщины были заняты на разгрузке вагонов на отвалах разреза. Они работали лотошниками на путевых работах и на ручной добыче вольфрамового концентрата, вместе со всеми переживали бытовые трудности. Помню, однажды мне позвонил Атриков и попросил срочно отвезти один воз дров на квартиру работницы. Третий день ЖКО обещает подвести ей дров, печь топить нечем, дома маленькие дети, ей выходить во вторую смену и оставить их одних в холодной нетопленой квартире она не может. Хотя дров было мало, не хватало даже на вечерние пожоги, дрова мы в ту квартиру завезли.

    Когда призвали на фронт Трофима Николаевича Шевякина, бригадира бурильщиков) бригады гроз участка № 2 рудника Холтосон, участник внедрения новой системы разработки, на руках жены Ксении Георгиевны осталось пятеро детей, старшему было - 14 лет, младшему не было и двух лет. Шевякин вернулся в 1945 году, работал на комбинате, но умер совсем молодым в 1952 году от силикоза. Ксения Георгиевна сумела дать всем детям образование. Трое получили среднее техническое образование и работалм также на комбинате: Анатолий Трофимович - бригадиром горнорабочих очистного забоя, выполнял пятилетку по добыче руды к 110-ой годовщине со дня рождения В.И.Ленина; Трофим Трофимович - горнорабочим очистного забоя рудника Холтосон, дочь - Валентина Трофимовна - инженером ОКСа.

    Работать на паровых экскаваторах зимой в ночных сменах - дело далеко непростое. Ливневые дожди в таких гористых местах, как Закамна, в таких узких долинах между гор, как  долина прииска Инкур и Гуджирка, - страшное дело. По разрушительной силе ливневой поток почти равносилен действиям снежных лавин Кавказских гор. Во время ливневых дождей требуется опыт машиниста экскаватора и лиц горного надзора, чтобы безошибочно определить время перегона экскаватора из забоя в безопасное место. Если хотя бы немного опоздать, допустить заиливание ливневым потоком гусеницы, экскаватор сразу же теряет способность двигаться своим ходом. На участке № 8 был случай, когда во время ливневых дождей не успели выгнать экскаватор из забоя. Ливневый поток разрушил ливнезащитную дамбу и потопил экскаватор так, что после дождей видна была только одна дымовая труба. С большим трудом раскапали тот экскаватор и поставили на аварийный ремонт.

    В середине марта 1942 года на перегоне экскаватора со вскрышного забоя до будущего пескового забоя машина, не доходя 20 метров до конечной точки, продавила лед, накренилась и не могла дальше двигаться самостоятельно. Вместо предусмотренных двух часов на перегон экскаватора ушло два дня. Экскаватор подняли с помощью домкратов, а дорогу для него выложили из шпал. Запросто выходили из строя радиаторы мотовозов, к днищам и бортам вагонеток типа "Вестерна" примерзали талые, а иногда мокрые породы. При разгрузке такие вагонетки сходили с рельс, летели под отвал, ломая борта кузовов. С большим трудом их приходилось поднимать, ставить на рельсовые пути и доставлять в ремонтную мастерскую на восстановительный ремонт.

    Ремонт и восстановление вагонеток, мотовозов, экскаваторов и разнообразного оборудования обогащения, несмотря на трудности, удавалось делать в срок благодаря умелым, находчивым и кропотливым действиям главного механика т.Курусь Нестера Семеновича, механика мототранспортного хозяйства т.Усикова Степана Григорьевича и начальника механического цеха т.Белоконь Семена Андреевича. Они работали по -фронтовому, не зная ни сна ни отдыха, не считаясь со временем и здоровьем. Отдыхали только тогда, когда вся техника была на ходу. В условиях отсутствия на складе необходимого металла, материалов и запасных частей, находили заменители, изготавливали запчасти собственной конструкции прямо в цехе. Когда вместо стандартных радиаторов для мотовозов "ХТЗ" и "М" в механическом цехе изготовили новые радиаторы собственной конструкции, всем коллективом рабочих и ИТР решили назвать эти радиаторы «УК-2", что означало радиаторы конструкции Усикова и Куруся.

    Курусь Н.С. - инженер-механик, по национальности украинец, прибыл в Джидинский комбинат из Донбаса, Никитовского ртутного комбината по направлению НКЦМ. Усиков С.Г. - механик-автомобилист, практик, хорошо знал двигатели, ремонтное дело и транспортно-подвижной состав. Дядю Степу, как любовно называли Усикова молодые мотористы, можно было встретить на работе в любое время суток.

    Геолого-маркшейдерская служба, возглавляемая главным маркшейдером т.Балабановым А.И., главным геологом т.Толпаровым Д.Г. находилась на должном уровне, несмотря на значительный объем горных работ, развернутых на трех участках: №6, 7 и 5 и еще старательские работы на бортах разреза. За все время работы не было случаев просчетов и ошибок при прогнозном определении содержания металла в песках, общих объемов производства вскрышных работ и наличия подготовленных запасов для будущей добычи. Ежедневный геологический контроль, опробование и отбор проб для химического анализа при проходке шурфов по породе и песку производились под руководством коллектора рабочими геологической службы, то есть подростками 15-16 лет. Все взрослые рабочие были на фронте.

    Маркшейдерскую съемку, нивелировку и замер объема вскрыши и добычи песков производил сам главный маркшейдер. Рабочие маркшейдерской службы тоже были несовершеннолетние парни и девочки.

    Контроль и настройку технологического процесса обогащения на обогатительных установках, то есть на бутарах осуществлял лично сам главный обогатитель - инженер т.Кузнецов Н.Т. У него не было помощников или рабочих, кроме пробонаборщиков, которые набирали пробы через каждый час в хвосте процесса. Механическую регулировку сотрясательных столов, отсадочных машин и грохотов производил главный обогатитель с дежурным слесарем, а гидравлическую регулировку столов со столовщицей, в обязанности которой входило следить в течение смены за ходом процесса. Если при анализе проб, взятых в хвосте процесса, будут выявлены потери металла больше нормы, то ответственность ложится на столовшицу, которая обслуживала данный агрегат в течение смены.

    В марте 1942 года в самый разгар вскрышных работ на комбинате случилась 10-15 дневная задержка с поступлением капсюлей-детонаторов, что в свою очередь вызвало полную остановку производства взрывных работ на рудниках и на приисках.. Начальник управления прииска и ОЛП № 8 т.Атриков А.А. созвал небольшое совещание инженерно-технических работников и рассказал о сложившемся положение  и невыполнениии плана по комбинату. Предложил нам и, в частности, мне как начальнику ведущего и крупного участка, найти выход из создавшегося положения. Я вспомнил, что когда-то, проверяя технику безопасности базисного склада ВМ на Хасурте, видел несколько ящиков бракованных электродетонаторов. Заведующим базисным складом ВМ работал т.Сохраняев Д.И., а заведующим расходным складом Инкура работал т.Полярус Д.И. Оба жили в поселке Инкур, как первопроходцы  в освоении месторождения и строительства Джидинского комбината. Я узнал, что эти электродетонаторы еще не уничтожены. Попросил т.Поляруса Д.И. в срочном порядке привести к себе на склад несколько ящиков этих списанных электродетонаторов.

    Взрывником у меня на участке работал т.Хорокшинов Федос Алаевич, прекрасный работник, хорошо знал свое дело, как принято говорить о таких людях, мастер первой руки. Никогда не торопился и не спешил, работал спокойно и все успевал сделать вовремя. По одному мы проверили электродетонаторы, присоединяя к концам проводов телефонной батареи (сухого элемента). При этом из 10 штук не взорвались всего 3 штуки. Для установки целостности мостика возбуждения использовали телефонную трубку. Электродетонаторы, у которых мостики разорваны, при проверке не давали звука (треска) и при прямом соединении с аккумулятором не взрывались. Электродетонаторы, у которых мостики были целы, при проверке давали звук (треск) и при прямом соединении взрывались. Эксперимент по производству взрывных работ негодными электродетонаторами прошел хорошо. В комбинате мое предложение приняли как рационализаторское, рекомендовали применять для производства взрывных работ на горных предприятиях комбината, а меня премировали месячным должностным окладом. Приказ был подписан главным инженером, как первым заместителем начальника комбината, капитаном госбезопасности т.Сергеевым А.А.

    В дальнейшем взрывные работы мы стали производить без дубляжа детонирующим шнуром, но проверку электродетонаторов и сети после монтажа проводил сам лично, боясь поручать кому-либо. Ключи от подстанции в момент соединения с осветительной сети держал у себя в кармане. Отключение и включение в момент взрыва производил тоже собственноручно, после предупредительных условных сигналов и выставления охраны. Позже на участке №7, где тоже решили взрывать моим методом, из-за грубого нарушения техники безопасности произошел несчастный случай. Кто-то при проверке цепи перепутал концы соединения и соединил на прямую, минуя наушник. В результате взрыва шурфа мальчика, сидевшего над шурфом с наушником, разорвало пополам, а остальных сидевших около шурфов в том числе горного мастера т.Капитоненко, подняло вверх на высоту около 1,5-2,0 метров и отбросило в сторону воздушной волной.

     

     

     

    Назад к списку


    Татьяна Никитина
    журналист   


    Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























    © Татьяна Никитина
    Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
    Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика