blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Леонид Потапов

01.08.2012


Первый президент Бурятии о работе правительства, кадровых вопросах и национальном факторе

В Бурятии утверждается новый — старый состав правительства, который определит жизнь республики на ближайшие пять лет.

Умение подбирать кадры в высшие эшелоны власти всегда считалось одним из самых трудных и тонких вопросов. В канун оглашения окончательного вердикта нашему будущему, пытаясь понять, какие лифты везут ныне людей во власть, мы встретились с ведущим научным сотрудником, доктором экономических наук, профессором отдела региональных социально-экономических исследований БНЦ СО РАН Леонидом Потаповым.

— Леонид Васильевич, сегодня можно только представить, как почти двадцать лет назад в условиях, когда слово «импичмент» звучало на каждом шагу, вы выстраивали кадровую работу, формировали свое правительство. Именно тогда появилась норма согласовывать кандидатуры членов правительства с Народным Хуралом, дабы возложить и на парламент долю ответственности за то, что происходит в республике.

— Действительно, процедура согласования членов правительства с Народным Хуралом появилась тогда, когда была принята Конституция Бурятии. Если вспомнить, то Конституция России требует, чтобы президент страны согласовывал с Госдумой только кандидатуру председателя правительства, но не министров и другие назначения. У нас же была норма в Конституции, когда исключительно все члены правительства согласовывались с Народным Хуралом, а также согласовывалась структура правительства. В дальнейшем президент, правительство настояли, чтобы Народный Хурал давал согласие только на зампредов и двух министров — экономического развития и финансов. Исчезла также и норма о согласовании структуры правительства, но согласование системы управления осталось.

— Чем вы руководствовались, когда в 1994 году подбирали свое первое правительство? К примеру, тогда много разговоров было о национальном факторе, как в подборе кадров вы учитывали этот момент?

— Скажу прямо, я всегда был очень внимателен в национальном вопросе. Не секрет, во властных структурах мы всегда придерживались принципа примерного паритета «русский — бурят», безусловно, не забывая и о других национальностях и группах. В любой период моей работы президентом я этот паритет старался соблюдать. К примеру, из четырех первых зампредседателей правительства трое были бурятами (Михаил Спасов, Владимир Агалов, Иннокентий Егоров) и один немец (Гейдебрехт). Бурятами были и все председатели Народного Хурала (Михаил Семенов, Александр Лубсанов). Отмечу, за всю историю Бурятии первыми лицами бурятской национальности были 7 человек, русской национальности — 5 человек, но из русских я оказался единственным, кто родился и вырос в Бурятии, остальные все были присланные. Национальный вопрос очень тонкий, и к нему следует относиться осторожно.

За два года до сложения своих полномочий я попросил Владислава Юрьевича Суркова, первого замруководителя администрации президента, чтобы после меня президентом нашей республики стал бурят. Он мне ответил, что это очень благородно, но мы посмотрим. После этого руководство СФО запросило у меня список возможных кандидатур. В представленном мною списке из восьми человек было четверо бурят и четверо русских (все они и сейчас занимают ключевые посты), однако в итоге из них реально рассматривались только три русские кандидатуры. Я тогда позвонил А.В.Квашнину, которого глубоко уважаю, и сказал: дело президента, какую кандидатуру он выберет, но почему в этом финальном списке нет бурят. Вразумительного ответа не последовало. Думаю, когда в последний раз среди кандидатур на пост президента рассматривался и бурятский вариант (Бато Ламуевич Очиров), Путин, Толоконский и Наговицын поступили правильно. 
Очень кратко о структуре правительства. Организационная структура — это логические соотношения уровней управления и функциональных областей, организованных таким образом, чтобы обеспечить эффективное достижение целей. Перед тем, как предлагать Народному Хуралу кандидатуры на назначение членами правительства, президент, Народный Хурал, правительство должны очень внимательно рассмотреть структуру правительства. Она должна отвечать назревшим проблемам социально-экономического развития республики. Надо рассмотреть каждый блок структуры и как он будет работать, взаимодействовать с федеральными органами государственной власти, насколько он управляем. Например, был период, когда в структуре федерального правительства оставили всего один блок и одного зампреда. Это было предложение неолибералов в надежде на волшебную руку рынка. Затем, когда выяснилось, что работать с такой структурой невозможно, появилось восемь блоков и восемь зам-предов.

 

— В начале 90-х в Бурятии активно рассматривался вопрос о введении параллельно с президентом должности председателя правительства, кстати, такая практика в некоторых российских регионах (Московская область) сегодня уже имеет место быть. Кто тогда был сторонником и противником этой идеи, почему ее не поддержали?

— Конституция нашей республики принималась очень трудно, менялся общественно-политический строй, начиналась новая история. Учитывая все сложности вопроса, мы привлекали для разработки проекта Конституции известных юристов СССР и Российской Федерации — Скуратова Ю.И., Лучина В.О., Босхолова С.С., которые приняли в этом вопросе самое активное участие.

В результате долгих и бурных обсуждений пришли к выводу — президент и председатель правительства должны быть одним и тем же лицом. Одно время у меня были колебания по этому вопросу, но в процессе работы они исчезли. Имея за плечами три срока на посту президента, считаю, это самый оптимальный вариант. Доказательство — по нашему пути в 90-е годы пошли многие регионы. Разделение на главу и председателя правительства привело бы к росту госслужащих, дублированию и оторванности в их взаимодействии. Похожий порядок существует в государствах Австралия, Канада, Америка и других. В США функции правительства выполняет администрация президента, президент одновременно является главой администрации (правительства), при этом отсутствуют должности премьера и вице-премьеров. Наберусь смелости утверждать, что и Россия принципиально придет к такому варианту.

Хочется обратить внимание на такую деталь, как «президент тире председатель правительства». Дело в том, что вместо тире должна быть запятая. Многие, особенно в минфине РФ, над нами смеются: что у вас за должность такая: президент (глава) минус председатель правительства. В моем удостоверении, подписанном Ельциным, стоит запятая. Или когда Кудрин стал зампредседателя правительства и одновременно министром финансов, возглавив финансово-экономический блок, его должность значилась через запятую. То есть президент и председатель правительства — это разные должности, разные полномочия и между ними не должно быть никаких тире, только запятая. Когда мы попытались внести изменения в нашу Конституцию, депутат Анна Скосырская и ряд других депутатов стали за тире горой. Вот так мы и продолжаем смешить понимающих людей в России и в Бурятии. Считаю, что можно просто оставить «глава республики», убрать слова «председатель правительства», учитывая, что глава республики одновременно является главой исполнительной власти.

— Вас считают создателем бурятской политической элиты, где многие состоявшиеся в то время кадры работают во власти и поныне — Иннокентий Егоров, Айдаев, Носков, Думнова, Магомедова, Ангаев и многие действующие министры. Все-таки как подбирались вами кадры, насколько они оказались успешными?

— Я считаю себя учеником Андрея Урупхаевича Модогоева — очень талантливого человека, у которого многому научился. Поэтапный карьерный рост был главным кадровым принципом тех лет. Я сам вырос с мастера цеха. Запомнилось, как однажды приехавший в Бурятию министр обороны СССР Устинов, заслушав доклад очень молодого замдиректора или начальника цеха авиазавода, не помню точно, образно сказал: что же вы делаете? Ребенку 4 года, а вы его к токарному станку ставите! Приведу другой пример. Однажды вызывает меня к себе Модогоев и говорит: не исключено, что ЦК КПСС направит вас первым руководителем в другую область, кого бы вы рекомендовали вместо себя секретарем обкома по промышленности? Я тогда проработал в этой должности 8 лет. Назвал фамилию, а Модогоев говорит мне про этого человека — он в космос улетит и не поймаешь, то есть человек витает в облаках, не видит реальной ситуации. Деловые качества, системность в работе, умение сочетать текущую и перспективную работу, жесткая требовательность и справедливость — вот далеко не полный перечень принципов и подходов в кадровой политике.

В советское время очень важным был вопрос партийной принадлежности руководителя. Я работал уже начальником электромашинного цеха ЛВРЗ, когда ко мне подошел секретарь первичной цеховой организации Григорий Ефимович Бадмаев и очень так настойчиво говорит: вам надо вступить в ряды КПСС. Я его спросил: «А как заявление писать?». Он мне говорит: напишите, что хотите быть в первых рядах борцов за коммунизм. На что я ему ответил: мне и так никто не мешает быть в первых рядах. Я написал — хочу быть членом КПСС, смыслом жизни и фокусом всех устремлений которой является благо трудящегося человека. Потом мое заявление рекомендовали зачитать в первичных организациях завода. Этот принцип, которому я следовал всегда, считаю главным в работе любого члена правительства.

— Иными словами, правительство должно работать во имя блага человека, а благо это неотделимо от экономики. Как считаете, какова сегодня главная проблема социально-экономического развития республики?

— В последние годы в Бурятии произошло замедление темпов экономического роста, и меня это очень сильно беспокоит. Ежегодный прирост валового регионального продукта (ВРП) республики до экономического кризиса составлял 5,6%, а сейчас только 3,5%. Докризисный рост ВРП республики способствовал росту занятости и росту реальных денежных доходов, впечатляющему сокращению уровня бедности населения. Рост ВРП является важнейшим условием повышения благосостояния населения. При этом не менее существенным представляется значимость обратной связи: экономический рост возможен только в условиях достаточного уровня благосостояния населения. Повышение качества жизни и благосостояния граждан — ключевой вопрос региональной политики. Между тем по ВРП на душу населения мы скатились с 42-го места в 2006 году на 55-е в 2010 году и являемся ныне регионом с низким уровнем социально-экономического развития. 
Стало быть, главе республики, Народному Хуралу, правительству нужно провести глубокий анализ причин замедления экономического роста. Необходимо проанализировать качество разрабатываемых программ социально-экономического развития на среднесрочную и долгосрочную перспективу, «стратегический аудит» основных направлений социально-экономического развития Республики Бурятия на долгосрочный период», выполненный Счетной палатой РФ в 2011 году. Проанализировать эффективность работы структуры правительства нашей республики, управляемость блоков, размещение производительных сил в рыночно-капиталистическое время. Проанализировать работу над крупными инвестиционными проектами как межрегионального уровня, так и регионального.

Перечисленные выше условия совершенно необходимы. Мы должны выйти в режим экономического роста 6-7% ежегодно. В стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона по Бурятии заложены следующие показатели — до 2015 года 6,6%, до 2020 г. — 7,3% и 6,2% до 2025 года. Именно при таких условиях прекратится падение уровня экономического развития республики.

— Спасибо за беседу!

 

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика