blogtn.ru          Блог Татьяны Никитиной       niktorin10@yandex.ru       8(9021)688-553

Как финансовый омбудсмен Павел Медведев решает спорные вопросы между клиентами и финансовыми организациями (10.12.2013)

10.12.2013


Фото Т. Никитиной

Каждую неделю в России банкротится очередной банк, еще вчера благополучно размещавший на всех углах рекламу, а сегодня спешащий захлопнуть перед вашим носом дверь. Уже никто не скрывает, что стартовавшая десять лет назад пенсионная реформа с плохо продуманной идеологией накопления на собственную старость фактически провалилась. Никто не знает, что будет завтра с нашими банками, сбережениями, государственными и негосударственными фондами. Финансовый омбудсмен Павел Медведев знает. Или может дать совет. Или объяснить, что делать, если с вашими финансами случилась беда. В доме 20 строении 1 Скатертного переулка города Москвы за чашкой чая мы беседуем с финансовым омбудсменом Павлом Медведевым о парадоксах российской финансовой системы, финансовых организациях Бурятии, банках, страховых компаниях и многом другом.

- Павел Алексеевич, в Англии и Франции есть финансовый омбудсмен. Кто такой финансовый омбудсмен в России? Кто к вам может обратиться и по каким вопросам?

- В России пока нет закона о финансовом омбудсмене. Заняться этим несколько лет назад мне предложил президент ассоциации российских банков, в чьем здании и находится наш офис и на чьем сайте мы размещаем свою информацию. Идея была объединить банки и финансовые организации единым соглашением, на основании которого мы могли бы решать проблемы, возникающие между этими организациями и их клиентами. Сначала с нами подписали соглашение 6 банков, но ни одного заявления от клиентов этих банков не поступило. Мы начали работать со всеми, и к нашему удивлению подавляющее большинство банков начали так или иначе сотрудничать с финансовым омбудсменом.

Сегодня соглашение о сотрудничестве подписано с 26 финансовыми организациями, половина из которых – это банки, четверть – микрофинансовые организации, еще четверть – коллекторы.

Финансовый омбудсмен - это общественный примиритель на финансовом рынке, человек, который старается помочь гражданам, попавшим в сложное положение в своих контактах с финансовыми организациями. Когда вы не согласны с банком относительно условий реструктуризации долга по кредитному договору, начислении процентов по кредиту; если банк требует вернуть кредит досрочно, если с вашей банковской карты похищены средства или вы хотите пожаловаться на действия коллекторов – это зона ответственности финансового омбудсмена. Омбудсмен и сотрудники его секретариата разъяснят заявителю его права и обязанности в связи с предъявляемыми требованиями и дают рекомендации о форме разрешения спора. Важный момент – рассмотрение любых споров в секретариате финансового омбудсмена осуществляется бесплатно.

- На вашей странице на сайте Ассоциации российских банков указано, что в октябре месяце этого года удалось решить 85 споров. Существует ли какая-либо другая статистика? Как вы работаете с регионами, обращался ли к вам кто-либо из Бурятии? Есть ли в числе 26 организаций, подписавших с вами соглашение, те, кто работает в Бурятии?

- Сбербанк не подписал с нами соглашение, и потому, боюсь, что таких банков и организаций, которые заключили с нами соглашение, в Бурятии нет. Сегодня представители финансового омбудсмена работают в пяти регионах (Башкортостан, Тамбовская область, Пермский край, Тюменская и Липецкая области), оформляется договор с представителем Челябинской области. Все наши представители работают на общественных началах. Оформляют письма на наших бланках, если есть необходимость, связываются с нами. Кто-то обращается к нашим представителям, кто-то прямо к нам, и в этом случае мы не пересылаем письма представителю, чтобы не отнимать времени клиента, а занимаемся вопросом сами. В прошлом году мы зарегистрировали около 7 тыс. обращений, в этом – намного больше. Из самых далеких регионов могу вспомнить только Ханты – Мансийск. К сожалению, наша страна устроена очень несимметрично. В ней есть Москва, Санкт – Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород – там, где есть интенсивная банковская жизнь. К сожалению, дальше – большая пустыня, дальше всякая жизнь в России не интенсивна.

- Объясните, как вам удается примирить клиента и банк. Иначе говоря, зачем банкам и прочим финансовым организациям с вами сотрудничать? Какой смысл 26 организациям, подписавшим с вами соглашение, финансировать вашу деятельность, чтобы потом вы мирили их с клиентами?

- На самом деле это выгодно для обеих сторон. Один банкир сказал, лучше с омбудсменом потерять, чем с судом найти. Банк тратится на адвокатов, на судебные издержки, выигрывает суд, но тут выясняется, что взыскать ничего невозможно. Тупик. Чтобы заставить судебных приставов работать, их нужно неформально тоже поощрить. Взять должника – тот платит большие деньги адвокату только за то, чтобы тот подготовил заявление. В суде ему необходимо заплатить госпошлину в 1 процент от суммы иска, и это тоже фактор, препятствующий разрешению конфликта.

Финансовый омбудсмен – это человек, способный найти наиболее оптимальный выход из тупика. У нас есть правило, которому мы следуем всегда – обязательно обращаемся к другой стороне. Пишем письмо, просим высказать свою позицию, просим разобраться. Следующее правило – мы не рассматриваем споры, если они прошли судебные инстанции. Против судов мы идти не можем. Это обращение мы сразу включаем в ту статистику, где мы помочь людям не смогли. Если смогли, то есть человек остался доволен результатом – включаем это в положительные показатели. Прощение долга – это положительный результат, причем здесь чаще идут навстречу коллекторы, которые хотят иметь хорошую репутацию, поэтому никогда не вступают со мной в дискуссию, а делают то, о чем мы их просим. Банки – нет, банки торгуются. И все равно наша положительная статистика – около 30 процентов. Насколько известно, у омбудсмена по правам человека в России Павла Лукина эта статистика составляет 5 процентов.

Встречаются очевидные тупики, которые можно было бы обходить, если бы у нас было более совершенное законодательство. Много лет маринуется закон о банкротстве физических лиц, который позволяет признать человека банкротом и списать с него все долги. В нашей практике было несколько случаев, когда де – факто нам приходилось устраивать такое банкротство. Речь идет о случаях, когда человек попал в безнадежную ситуацию, к примеру, смертельно болен, не может платить долг, не может платить пени. Мы рекомендовали этому человеку написать всем своим кредиторам письма с просьбой подать на него в суд. Иногда суды прощают ему долги, чаще он проигрывает этот суд, но главное то, что человек получает определенность. Он точно знает, сколько составляет его долг, что увеличиваться он не будет, ему не будут день и ночь звонить коллекторы и так далее. На самом деле таких историй масса, причем в этом году людей, попавших в такую ситуацию и которые обратились к нам, несравненно больше.

- На дворе – очередная пенсионная реформа. Государство отказывается от накопительной идеологии, негосударственные пенсионные фонды активно призывают граждан до конца года отдать 6 процентов накопительной части им. Что посоветуете?

- Государство поняло, что совершило грубую ошибку. Нельзя обязательным образом брать с людей деньги на накопительную систему. Нельзя, потому что надо что-то пообещать, а пообещать ничего невозможно. В накопительной части пенсии первый рубль лежит 40 лет, последний – 1 год. В среднем получаем 20 лет. За 20 лет непременно произойдет несколько кризисов, во время которых деньги пропадут. Нельзя пообещать, что за такой срок можно приумножить деньги. Нельзя даже обещать, что удастся сохранить номинал. При такой инфляции любая сумма превратится в прах. Не случайно бюджет вынужден все время подпитывать пенсионный фонд, а ведь изначально пенсионный фонд предполагался как самостоятельная структура. Наша беда в том, что задумывают реформы одни политики, а отвечают за них другие. Я лично ни в одном пенсионном фонде не уверен. Когда человеку говорят, выбери фонд, который сохранит тебе деньги, это тоже полная бессмыслица. Если сейчас человек вправе выбирать между 6% накопительной части и 0, я думаю, это сигнал. Через некоторое время забудут и про эти 6 %. Выбора не будет вообще никакого. Людям скажут: если хотите – копите. Если вы уверены в том фонде, куда несете свои деньги, несите. Если нет – несите в банк.

Таким образом, говорить об обязательной накопительной части больше нечего. Мы вернулись к системе Бисмарка, когда молодым говорят: если вы хотите, чтобы следующее поколение кормило вас, кормите пожилых так сытно, как позволяет сегодня экономика. Другой вопрос, что во времена Бисмарка в семье было по 6-7 детей. С тех пор, как Хрущев ввел в России обязательную пенсионную систему, детей в семьях стало рождаться в разы меньше, а число людей пенсионного возраста становится все больше. Получается колоссальная нагрузка на работающих. Выхода нет. Есть можно только то, что произведено. Вся Европа переходит на увеличение пенсионного возраста, ждет это и нас. Официально увеличения пенсионного возраста пока нет, но уже сегодня вводятся новые вещи. К примеру, если человек выходит на пенсию в положенное время, ему платят обычную пенсию, а если он проработает еще 5 лет, то тогда пенсию ему будут платить намного больше.

- Вы сказали, сохраняйте деньги в банке, но как? Банки банкротятся со скоростью света, оставляя тех же пенсионеров у разбитого корыта.

- Когда я стал депутатом Госдумы в 1993 году, в стране было 3,5 тысячи банков. Сейчас – около 900, причем многие существуют менее 20 лет. То есть практически все те 3,5 тысячи банков тогда обанкротились, и ничего страшного, как видите, не произошло.

Здесь надо понять одно важное отличие. Вы можете лично знать руководителя негосударственного пенсионного фонда и быть уверенным, что он вас никогда в жизни не обманет. Он действительно может быть честным человеком, но неудачным бизнесменом, и потому также нет никакой гарантии, что ваши деньги не пропадут. То же самое касается микрофинансовых организаций, департаментов вкладов и займов, всевозможных фондов и прочее. В отличие от них у банков есть тихая заводь – система страхования вкладов, и в этом смысле банки радикально отличаются от других финансовых организаций. Я посвятил годы своей депутатской деятельности созданию этой единственной на сегодня системы, которая дает 100% гарантию: случись что с банком, ваш вклад в размере 700 тысяч рублей вам вернут. Не больше. Если у вас больше денег, положите остальные в другой банк, но тоже не больше 700 тысяч рублей. Самый верный совет сохранения денег – разделить их так, чтобы после начисления процентов общая сумма была меньше 700 тысяч рублей, а потом разложить эти 700 тысяч по разным банкам.

- Насколько можно понять, для контроля над финансовой системой государство наделило Центробанк полномочиями мега- регулятора, потребовало от банков и негосударственных пенсионных фондов увеличить уставной капитал, тем самым начало вытеснять с рынка маленькие, а значит неустойчивые в финансовом смысле организации. Все это способствует оздоровлению ситуации?

- Уставной капитал не спасает от банкротства. Уставной капитал спасает от потерь для клиентов, но только в том случае, если надзорный орган успевает отозвать лицензию раньше, чем проеден капитал. Пример Мастер – банка. Центробанк прозевал тот момент, когда был съеден уставный капитал, то есть собственные средства банка. Скорее всего, этот банк будет обанкрочен в том смысле, что банк не сможет расплатиться со всеми кредиторами. Беда в том, что за банками худо – бедно смотрят, а за остальными финансовыми организациями у нас никто никогда не смотрел. У нас в гражданском кодексе записано, что любая организация может давать людям займы и никому не быть подконтрольна. В метро на каждом углу висят объявления – принимаем 1 млн. рублей под 10 процентов в месяц. И честно указано – такая –то статья гражданского кодекса.

Недавно в центральном аппарате Центробанка РФ была создана Служба Банка России по финансовым рынкам, руководителем которой назначен мой ученик Сергей Швецов. Он хороший специалист, он будет стараться, но как Центробанк будет контролировать финансовые рынки – непонятно. Набиуллина, которая тоже является моей ученицей, вышла с инициативой организовать совет по защите интересов граждан. Это тоже важный шаг, пока шаг в основном моральный, но все когда-то начинается с таких шагов.

- Сейчас в Бурятии все банки контролирует Национальный банк. В чем заключается этот контроль? С введением мега – регулятора кому перейдут эти функции, кто будет следить за банками в республике?

- Ваш Национальный банк является подразделением Центробанка России и контролирует все банки, работающие в республике. Это значит, что Национальный банк изредка отправляет в эти банки инспекции, смотрит, не лгут ли они в своих отчетах, действительно ли кредиты, которые они выдают, выдаются под настоящую экономическую деятельность, а не родственникам. Следит, чтобы риски этих выдачей были не слишком большие. Например, чтобы все кредиты выдавались не только строительным фирмам. Если все будет выдаваться строителям, а строительный бизнес пойдет вниз, то банк обанкротится. Кредиты должны выдаваться немного строителям, немного сельскому хозяйству, если оно у вас в республике есть, предприятиям других отраслей и направлений. За этим следит Национальный банк. Теперь хотят, чтобы не было мелких региональных подразделений, а их функции передать крупным банковским территориям. Думаю, ваш Национальный банк войдет в какое-то крупное подразделение, которое будет регулятором. Регулятор будет следить за всеми финансовыми организациями - банками, негосударственными пенсионными фондами, ломбардами и микрозаймовыми организациями. Сделать это можно будет, только изменив гражданский кодекс и предприняв другие существенные шаги.

- Если я хочу узнать какую-то информацию о банках, я могу обратиться в Национальный банк или к другому регулятору?

- Вам не дадут там никакой информации, ни негативной, ни позитивной, потому что это может быть небезопасно для самого банка. Здесь есть такой парадокс, с которым приходится мириться. С одной стороны, регулятор следит за тем, чтобы все были здоровы и счастливы, а с другой – он никого не может ни о чем предупредить. Даже предотвратить проедание уставного капитала он тоже не может. Дело в том, что у нас в банковском законодательстве отсутствует одно очень важное положение – центральный банк не может совершать юридически значимых действий (к примеру, отозвать лицензию) на основании профессионального суждения. Центробанк может отозвать лицензию или наказать банк, когда, грубо говоря, что-то проявляется в числах. Когда, к примеру, банк предлагает слишком высокий процент за депозит, какие-то цифры не согласуются друг с другом. Но часто, когда цифры не сходятся, это означает, что положение банка уже аховое, уставной капитал проеден, а значит, долги заплатить уже невозможно. Если наш Центробанк все лишь что-то чувствует, он не может отозвать у банка лицензию. На западе – может. Там если надзорному органу что-то показалось – это закон.

- Как с вами можно связаться? Каков порядок обращений к финансовому омбудсмену России?

- В секретариат финансового омбудсмена можно дозвониться по телефонам: +7 (495) 691-64-19,   +7 (916)226-41-48,   +7 (916)226-41-43. Наш адрес: 121069, г.Москва. Скатертный пер., д.20, стр.1. e-mail:finomb@arb.ru Получить информацию о деятельности финансового омбудсмена и подать жалобу вы можете также на сайте Ассоциации российских банков: http://arb.ru/.

- Спасибо за беседу!

 

Справка:

Павел Медведев, доктор экономических наук, с 1992 года – профессор экономического факультета МГУ им. Ломоносова. Среди его учеников – председатель Центробанка России Эльвира Набиуллина, президент ассоциации региональных банков Анатолий Аксаков, глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин и многие другие известные финансисты.

С 1990 по 1993 годы Павел Медведев - член экспертной группы Председателя Верховного совета РФ и группы экспертов Президента РФ. С 1993 по 2011 годы – депутат Госдумы. Участвовал в разработке нескольких десятков законопроектов, направленных на укрепление банковской системы и защиту интересов вкладчиков. В 2012 году работал советников председателя Центробанка РФ. С 1 октября 2010 года Павел Медведев назначен первым финансовым омбудсменом России.


 Связанные тексты:

 За год число микрофинансовых организаций в Бурятии уменьшилось наполовину (14.02.2018)

http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=6591

 Какая стратегия защиты прав потребителей может быть разработана для Бурятии (01.06.2017)

http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=6146

 Что нужно знать, прежде чем получать заем в микрофинансовых организациях (28/12/2016)

http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=5917

 Хуже коллектора. Советы должникам: платить или не платить, что делать, если вас преследуют коллекторы, и чем антиколлекторы хуже коллекторов

http://blogtn.ru/photo/?func=info&id=4925

 

 

Назад к списку


Татьяна Никитина
журналист   


Я родилась и живу в Улан-Удэ – столице республики Бурятия, работаю журналистом и верю в людей, которые каждый день строят здесь наше общее будущее. Мои герои - это политики, артисты, юристы и обычные люди, достойные восхищения. Нет занятия интереснее, чем разбираться в том, что с нами происходит. Удачи всем!
























© Татьяна Никитина
Использование материалов блога возможно только с письменного согласия собственника
Создание сайта, разработка блога SDEP.RU Яндекс.Метрика